Новости сайта и форума Sibmama 
[Жизнь замечательных врачей]
ИРИНА ГРИНБЕРГ: «СТАРАЕМСЯ ЛЕЧИТЬ ВСЕХ, НИ НА КОМ КРЕСТ НЕ СТАВИМ»

Интервью с педиатром Ириной Гринберг, победительницей областного конкурса "Врач года - 2017"

Путешествия. Рассказы о поездках в отпуск
Истории о важности поминать усопших  
На страницу Пред.  1, 2

Сейчас эту тему просматривают: Нет  
 
Начать новую тему   Ответить на тему       Форумы -> Работа. Отдых. Общие вопросы -> О вере
Категория: Сохранить в цитатник Закрыть окно  
Для сохранения части сообщения в цитатник выделите нужный текст в поле ниже, категорию цитаты и нажмите кнопку "на память". В случае, если требуется сохранить всё сообщение, достаточно только выбрать категорию и нажать упомянутую кнопку. Для отмены нажмите кнопку "закрыть окно".
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Вс Мар 19, 2017 0:40     Ответить с цитатой

"Одна женщина каждую неделю заказывала по две просфоры в день — одну за здравие её знакомых и родственников, а другую — за упокой. Одна из прихожанок того храма поправила её:

"Зачем тебе тратить деньги, достаточно заказывать только просфору о здравии". С тех пор женщина стала заказывать только просфору за здравие.

После этого ей приснился сон: как она стоит в Троицком соборе в Риге на службе - и к ней вдруг выходит митрополит Рижский и Латвийский Леонид, позвал её к себе и говорит:

"Посмотри сюда!". Она заглянула в алтарь и видит, что у жертвенника стоят больше ста человек, протянувших руки к небу и молящих Бога помиловать их. Владыка Леонид указал ей на этих людей и сказал:

— Просфора пятьдесят копеек стоит, а сто двадцать человек ждут её - дожидаются. В её записках за упокой как раз сто двадцать человек указаны были. За всех них священники вынимали частички каждый день.

И женщина снова стала заказывать по две просфоры.

За наши молитвы и милостыни, души тех, кто после смерти тела попал в ад, получают прощение грехов, избавляются от ада. А если душа попала в рай, то этой душе ещё большее блаженство явлено бывает."

Код:
http://www.logoslovo.ru/forum_std/all/section_0_1_2_1/topic_13723_4_122141/

…………………………………………………………..

«..Постоянно начал поминать по именам всех своих однополчан после одного случая. Вижу я сон: кушетки стоят и на них лежат солдаты. Я подошел к одному из них и узнал погибшего на фронте Мешкова Николая Митрофановича из Харькова, очень удивился, что он живой. А он говорит мне с печалью:
– Вот, сколько лежу – и никто не помянул!
С тех пор всех поминаю, кого помню, и особенно медицинских сестричек Машу, Ларису, Леночку, которых замучили немцы.»
Код:
http://alexandrtrofimov.ru/?p=1338&page=2

………………

«Велика польза от Божественной литургии, от поминовения. И особенно несомненна эта польза для тех, кто покаялся, у кого была малая закваска добродетелей, но кто по причине нерадения, лени и откладывания на потом не успел замесить хлеб добрых дел. Таким людям этот недостаток по богатству милости Божией восполняют молитвы Церкви и частные молитвы, милостыня, дела человеколюбия и прочее. Святой Кирилл Иерусалимский говорит, что во время литургии огромную пользу получают все поминаемые, о которых творится молитва.

Новая преподобная из Малой Азии – Фотиния – как-то в исступлении видела священнолепного мужа, наподобие иерея, и он говорил ей: «Дочь моя, подавай имена священнику, чтобы он потрудился в поминовении их, ибо великую пользу получают души умерших! Смотри, не забывай подавать священнику имена!». 

   (с) старец Ефрем Мораитис
Код:
 https://azbyka.ru/otechnik/Efrem_Svyatogorec/otecheskie-sovety/18_1

……………………………………………………


Записки казанского протоиерея Бориса Филипповского

Видение Анной Алексеевной мытарств и загробной жизни

14 сентября по старому стилю (27 сентября по новому) 1940 года, то есть в самый праздник ВОЗДВИЖЕНИЯ Честнаго и животворящего Креста Господня, я, в то время (с 1939 года) уже заштатный протоиерей, был приглашен в Суконную Слободу города Казани на Лаврентьевскую улицу в дом № 30 хозяйкой этого дома, некоей Ксенией Ивановной, на поминовенный обед по своему мужу Феодору, так как исполнилось полтора года со дня его кончины.

Вместе со мной было приглашено еще несколько человек штатного и заштатного духовенства: священников, диаконов и человек 20 мирских граждан. В числе последних, то есть мирских, мы и увидели за столом некую гражданку Анну Алексеевну, мне лично до сих пор незнакомую.

И вот эта Анна Алексеевна чрезвычайно заинтересовала нас, духовенство и мирян, неожиданным рассказом о чудесном видении загробного мира и мытарств, которое было неделю тому назад, 8 сентября, то есть под праздник РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ. И продолжалось ровно 4 часа с 11 ночи до 3 часов утра.

Люди могут по-разному отнестись к этому рассказу в зависимости от личных взглядов и верований. Люди, скептически и недоверчиво относящиеся ко всему чудесному, люди маловерующие или даже прямо неверующие в невидимый загробный мир, назовут рассказ, помещенный ниже, «фантазией души во сне» или еще хуже - намеренной выдумкой со стороны Анны Алексеевны. А некоторые, хотя и верующие христиане, но осмотрительные в подобных случаях, напомнят, что Святая Православная Церковь устами своих Учителей и Отцов, строго и настойчиво приказывает осторожно относиться ко всем снам и явлениям. Ибо бывают сны от Бога, бывают сны и видения и от врага - сатаны, и, наконец, чаще всего сны являются результатом дневной, душевной и телесной деятельности человека. Святыми Отцами даны и подробные указания к различению святых снов от пагубных. Вражий сон или видение, всегда имеет окончательную цель довести человека до греха или до духовной прелести - гордости и самомнения. Сны и видения от Бога - наоборот! Они известны нам по первым страницам Евангелия, повествующим о явлении Ангела Божия Иосифу Обручнику и волхвам. А потом, в продолжение 1900 лет существования христианст¬ва на земле, история знает бесчисленное множество хорошо проверенных фактов Божественных явлений и откровений, чаще всего во сне, «тонком сне», по выражению Святых Отцов. Цель их всегда противоположна цели вражьих «откровений»: польза душевная, помощь в спасении, вразумление, предостережение и подкрепление в болезнях и страданиях, напоминание покойников, которых забыли поминать родные, благодарность по¬койников за поминовение о них. Наконец, воля Господня, чтобы христиане имели, насколько это возможно и полезно, познание и представление о посмертной участи и загробном мире.

Вот всегда цель и действия посылаемых от Бога вещих сновидений!

Я всегда помнил и помню эту необходимость осторожного подхода и к чужим рассказам, и к своим собственным сновидениям. Никогда я не осмелюсь верить ВСЯКОМУ СНУ, как бы заманчиво не было ему поверить! И, тем не менее, когда я слушал чрезвычайно интересный и подробный рассказ гражданки Анны Алексеевны о четырехчасовом видении «иного мира», я старался приложить этому рассказу мерку: Божий ли это сон, или вражий, или фантазия - выдумка самой Анны Алексеевны с целью подурачить нас, слушателей, и посмеяться потом над нами? Или это простой сон, когда душа во сне фантазирует? Положа руку на сердце искренно и убежденно ответил сам себе, что в данном случае это не простой сон и не выдумка Анны Алексеевны. И не от врага-сатаны это видение, а сон – особенный, даже не сон в точном смысле, а ВИДЕНИЕ, посланное от Бога для благих целей Благого Спасительного Промысла Божия. Многое меня убедило в этом!

Не могла необразованная и неначитанная женщина выдумать такие выражения, которые ей ранее были неизвестны: «в тонком сне»… или «состояние души по выходе из тела»! Не было у нее и цели дурачить нас выдумками-фантазиями, да и не сумела бы она составить такой рассказ. Не мог и враг послать такой сон, результатом которого после рассказа явилось доброе дело – поминовение Мани. Не могла Анна Алексеевна, когда сидела за столом, знать и предвидеть, что через две недели она совершенно внезапно скончается, а этот сон, как видно из ее последних слов: «Вся жизнь отошла от меня, и я от жизни», очень много содействовал подготовке Анны Алексеевны к загробной жизни. А нам, верующим христианам, дал, кроме того, еще много неизвестных до сего времени, но чрезвычайно интересных подробностей о загробной нашей участи и о жизни отшедших от нас душ, например, о Пасхальной Неделе в райских обителях Отца Небесного.

Вот почему я лично (да и другие, сидящие за столом), затаив дыхание, с величайшим вниманием слушали рассказ Анны Алексеевны, стараясь не пропустить ни одного слова!

Я хорошо запомнил его, и, придя домой, постарался буквально записать от слова до слова, чтобы рассказать родным и знакомым. Вот он.

-Что я скажу вам, отцы, братия. Что со мной случилось! Это было неделю тому назад, под самый праздник Пресвятой Богородицы! До сих пор не могу придти в себя. Бог весть, в теле или без тела, во сне или наяву, скорее в «тонком сне», а только я ЧЕТЫРЕ часа была в загробном мире!

Легла я с вечера и заснула. Только бьют часы 11, как я вижу, что выхожу из тела! Тело лежит на кровати, а я стою среди комнаты и дивлюсь: как же это так? Я смотрю на самое себя, как все равно на скинутую одежду?! Хотела ощупать саму себя рукою, рука моя прошла насквозь через тело (то есть саму себя)! И вдруг около меня появился Ангел. Взял меня за руку и прямо через стену вынес на улицу, и мы стали подниматься все выше и выше вверх. Одно только скажу вам, братие, что нечистой силы я вовсе не видала! (Как эти слова Анны Алексеевны сходятся со словами о. Иоанна Кроншадтского! Он в одной из проповедей говорил, что христиане последних времен хоть и будут проходить мытарства, но нечистых духов не увидят, так как при жизни натерпятся от них.) Долго ли мы поднимались? Не знаю... и вдруг... остановились, и в руках Ангела я увидела две грамотки: на одной из них написаны добрые мои дела, а на другой бумаге - грехи мои! И Ангел стал проверять их. Против каждого греха он старался найти доброе дело, чтобы загладить грех. А я заплакала и спрашиваю:

-Ангел Божий, куда ты меня ведешь?

Он спокойно отвечает:

-По мытарствам.

А я все плачу и опять спрашиваю:

-Ангел Божий, а если, я не оправдаюсь на мытарствах?

Он ласково улыбнулся и отвечает мне:

-Пойдешь в ад.

-Значит, я тогда погибну?

-Нет, это не значит, что обязательно погибнешь, если и пойдешь в ад. По милости Церкви можешь быть спасена и избавлена от ада.

А я от последних слов еще больше заплакала. Ангел же Божий ласково улыбнулся и говорит:

-Раба Божия Анна, чего же ты плачешь? Надо было плакать о своих грехах, пока была на земле! Там каждая капля слез на пользу… а здесь, сколько ни плачь, - бесполезно.

Сколько времени стояли мы в воздухе с проверкой моих дел - не знаю. И опять Ангел взял меня за руку, и опять стали подниматься, и снова - остановка и проверка грехов и добрых дел!

Сколько было таких остановок - не знаю и не помню! И вдруг вижу: идет навстречу мне, как бы плывет по воздуху моя подруга детства Маня, умершая давно, оставив дочь, которая сейчас на гражданской службе. Поравнявшись со мною, Маня говорит:

-Анна Алексеевна! Когда ты вернешься на землю, спроси у моей дочери, почему она никогда не поминает меня, свою родную мать? Я поэтому до сих пор еще не дошла до Чертогов Божиих, хотя понемногу приближаюсь к Ним.

А я спрашиваю:

-Почему же ты все-таки понемногу приближаешься к Чертогам? Ведь тебя никто не поминает?

-А у вас на земле, каждый день бывает Литургия. Как только помянут в церквах: «Всех ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН», и меня это касается, и я в числе всех, и я делаю один шаг к Чертогам Божиим. На один шаг приближаюсь к Ним! А в Родительские поминовенные дни на пять шагов. А в Троицкую Родительскую Субботу на десять шагов, а все еще не дошла!

Сказала и уплыла, как бы растаяла в воздухе! И вдруг вслед за Манею идет навстречу мне по воздуху совершенно незнакомый мне старик, держит в руках большое деревянное блюдо, на котором лежит огромная просфора, величиной с большой каравай хлеба, и так весело говорит:

-А меня вот на земле поминали 40 дней, и я поэтому живу в Чертогах Божиих!..

-А что вы там делаете?

-А мы поем Пасху! А когда у вас на земле бывает Пасхальная Заутреня, у нас здесь Литургию совершает САМ ГОСПОДЬ ИИСУС ХРИСТОС! И на этой Пасхальной службе мы все видим Господа, во всей Его Славе! Один раз в год видим Его, а с мучениками Он всегда в раю. Мученики Его всегда видят. А мы, обыкновенные души, - раз в году, и то потом всю Пасхальную Неделю отдыхаем, как все равно дремлем, от видения Славы Божией. Так трудно, ослепительно обыкновенной душе видеть Господа во всей Его славе! У нас и райские яблоки поспевают ко дню вашей земной Пасхи. Кто подавал милостыню и не скупился, для тех очень сладкие. А кто хоть во время своей земной жизни и подавал милостыню, но в душе жалел, скупился, для тех менее сладкие…

Сказал и проплыл мимо меня - скрылся!

И вдруг вижу опять своего Ангела - спутника, ведет какого-то молодого человека. Ангел положил ему свою руку на темя, нажал, и молодой человек куда-то провалился, как в овраг какой-то, как сквозь землю… Там где-то крики и плач... Ангел говорит мне:

-Это - отрекшийся от Бога.

На этом видение мое и кончилось. За перегородкой пробило три часа, и от боя часов я вся в слезах пришла в себя проснулась. Следовательно, сон мой продолжался ровно ЧЕТЫРЕ ЧАСА, с одиннадцати до трех.

Прошел месяц после этого поминовенного обеда, за которым мы услышали этот замечательный рассказ. Все время мне хотелось снова встретиться с Анной Алексеевной и попросить ее повторить свое повествование, но адреса ее я не знал, а сходить к Ксении Ивановне, которая устраивала тогда обед-поминовение по мужу, все как-то не собрался, времени не было.

И вот прошел месяц. Еду утром в Кладбищенскую церковь к Литургии и вдруг вижу - идет Ксения Ивановна. Я обрадовался ей:

-Ксения Ивановна! У меня к Вам просьба: скажите адрес Анны Алексеевны, сведите меня с ней, я хочу, чтобы она снова еще раз мне лично повторила свой сон.

А Ксения Ивановна вдруг, к моему великому удивлению, отвечает:

-Да что вы, батюшка! Разве не знаете, что она две недели тому назад умерла в одночасье?! Мы ее и хоронили здесь.

У меня от ужаса связался язык! Как же? Совершенно здоровая женщина ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ ДО СВОЕЙ КОНЧИНЫ видит во сне, как проходит мытарства, видит подробности загробного мира, рассказывает нам всем, а через нас еще многие-многие христиане могут узнать до сих пор неведомое, важные подробности, и потом вдруг умирает! …Разве это не чудо?! Разве не доказательство правдивости и искренности Анны Алексеевны и что это ей было дано от Бога с благою целью Промысла Божия для нее и для всего христианского мира?!

Что этот сон был полезен для самой Анны Алексеевны, для ее душевного, вечного спасения - это доказывают ее слова. Когда за поминальным обедом она закончила свой рассказ, то прибавила:

-Теперь, Отцы духовные, когда я побыла на том свете, когда сподобилась увидеть все эти страхи, мне теперь ничего на земле не страшно и ничего не нужно! Ничего не боюсь и ни в чем, кроме слез, не нуждаюсь. Хоть меня к стенке сейчас, хоть в тюрьму сажай - ничего не боюсь! Вся земная жизнь отошла сразу от меня, и я от нее...

Она говорила, что Ангел, проверяя ее грехи на мытарствах, напомнил ей и такие грехи, которые она почему-либо забыла! ... Вот польза сновидения для самой Анны Алексеевны! А для всех верующих христиан рассказ Анны Алексеевны дает очень много до сих пор неизвестных сведений и подробностей о загробном мире, о пользе покаянных слез и поминовения, о том, как наш праздник праздников - ПАСХА - отмечается в Обителях Отца Небесного.

Вот, по собственному моему слабому мнению, какие полезные выводы можно сделать из рассказа Анны Алексеевны.

-Мы, христиане, привыкли представлять мытарства так, что душа проходит в сопровождении двух Ангелов воздушные пространства, встречает полчища злых духов, в «руках» у которых списки непокаянных на исповеди грехов наших и злых дел. (А в чем человек раскаялся на исповеди, благодать Божия изгладила, и духи не находят этих записей). Злые духи предъявляют грехи и пытаются вырвать душу из рук Ангелов, а Ангелы стараются против каждого греха найти соответственное доброе дело… Но, как здесь видно, мытарства, то есть предварительный частный суд, могут быть пройдены и без злых духов, с одними добрыми Ангелами.

Отец Иоанн выражал мнение, что, по справедливому Суду Божию, человек, если натерпится в земной жизни от злых духов, в образе слишком злых людей, если на земле, так сказать, уже пройдет «мытарства», то после смерти уже не увидит злых духов. Это и исполнилось на Анне Алексеевне. Она хоть и проходила мытарства, но с Ангелом-Хранителем. В руках у него были и списки ее грехов, и списки добрых дел Анны Алексеевны.

На земле, во время нашей земной жизни, каждая капля слез покаянных на пользу и во спасение, по словам Ангела. Пример этому платок, намоченный слезами умирающего разбойника. Там же хоть целые века проливай море слез - бесполезно!

Как полезна для спасения души христианской Литургия, Божественная Литургия на земле! И не только для тех, кого на ней по имени поминают! Но даже одна фраза: «И всех православных христиан, да помянет Господь Бог во Царствии Своем…», которой мы мало придаем значения, мало в нее вслушиваемся, эта фраза приносит огромную пользу душам, и они каждый день понемногу приближаются к Обители Отца Небесного. А от родительской службы еще сильнее польза! Из всех родительских самая сильная и самая полезная для душ человеческих - это Троицкая Суббота!

Господь Иисус Христос сказал: «В доме Отца Моего Обители многи суть», указывая на чрезвычайное разнообразие селений оправданных душ. И здесь, в рассказе Анны Алексеевны, старик отличает «чертоги», в которых пребывают оправданные души, от рая, где мученики и все Святые видят Господа.

Ослепительное действие видения Славы Божией на обыкновенные души во время Небесной Пасхальной службы, после которой души отдыхают от этого видения всю неделю, психологически вполне понятно. Ведь не можем же мы на земле смотреть прямо на солнце? А во всех Святых книгах неизменно говорится, что Свет Сияния Славы Божией во много раз превосходит солнечный!

Можем ли мы вообразить эту Небесную Пасхальную службу, когда Сам Воскресший Христос совершает Литургию?!! Миллионы Ангелов поют неизъяснимо сладостно! Миллионы Ангелов прислуживают, миллиарды Ангелов присутствуют! Миллионы Святых Угодников и умерших душ христианских в изумлении и восторге молятся и восхваляют Спасителя!

Это великолепие не вообразить!!! Не описать слабой душе человеческой!

Цветы и яблоки райские, о которых говорил старик Анне Алексеевне. Скажи об этих райских яблоках кому-либо неверующему, он только посмеется, спросит: «А где они растут?» А мы, верующие, хорошо и твердо знаем, что и цветы, и яблоки эти существуют, хотя и не можем, пока мы живем на земле, ответить, где эти Обители Отца Небесного. Святые Отцы на этот вопрос дают только один ответ: «Вне пределов этого мира!»

Код:
http://www.tatarstan-mitropolia.ru/library/zapiski_fedora/#a9


Скрытый текст:
https://sv-alexey.jimdo.com/%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5/%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B-%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D1%8B/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
Счастливая из города N
Ясельки
Ясельки


На сайте с 09.02.12
Сообщения: 105
Откуда: Новосибирск, Дзержинский район
Карта № 023055

СообщениеДобавлено: Вт Мар 21, 2017 2:53    Заголовок сообщения: О важности поминовения усопших Ответить с цитатой

Всем доброго здравия!
Очень важную тему Вы затронули - всем Православным Христианам желаю не жалеть времени и сил на молитвы о своих усопших родственниках и вообще всём роде человеческом от Адама до наших дней! И записки подавать, и в утреннем и вечернем правиле поминать их, а еще после трапезы.

Довелось и мне услышать несколько рассказов, подтверждающих важность поминовения усопших.

Одна пожилая женщина всю жизнь была верующей и воцерковленной, а вот сын её - в духе времени - был атеистом, хоть в детстве и крещён был. Так случилось по промыслу Божиему, что сын упокоился раньше матери. Конечно, она горячо молилась об упокоении его души. Читала канон Преподобному Паисию Великому (об избавлении от мук умерших без покаяния). И вот через некоторое время видит она сына во сне - будто он ей говорит: "Благодарю тебя, мама! Я тебе молитву должен". Женщина та, порадовавшись, молиться не перестала, всё так же прося Господа о душе своего сына. Еще через некоторое время опять видит его во сне. На этот раз он, сияя от радости, ей сказал: "Ну всё, мама, твоими молитвами переводят меня!".
Прочитав все материалы этой темы, можем догадаться, откуда и куда переводят.

Другой подобный случай произошел с моей родственницей. Муж ее был крещен, изредка посещал Храм, но образ жизни вёл далёкий от христианского. И вот в семье горе - у мужа обнаружен рак - прогноз врачей неутешителен - осталось ему пол года, не больше. Больной собрался с духом, исповедовался, причастился. Проходил лечение, но болезнь взяла своё - через пять месяцев после постановки диагноза - упокоился. Провели отпевание, похоронили по Православной традиции. Жена, сестра и дочь в течение 40 дней читали канон за единоумершего. И, конечно, заказали сорокоуст за упокой.
Накануне сорокового дня жена видит сон - как усопший муж её, весь одетый в белое, прощается с ней, и с другими людьми, тоже в белых одеждах, отправляется куда-то в путь.

Братья и сестры во Христе, дай Бог нам сил не забывать об ушедших родных - им наши молитвы очень нужны!
Простите, Христа ради...
_________________
Напишу СТИХИ для Вас и Ваших близких, сделаю фотоколлаж
http://forum.sibmama.ru/viewtopic.php?t=1285069
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение          благодарностей: 2  
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Ср Апр 19, 2017 14:20     Ответить с цитатой

История диакона Пасхазия

Был в Римской церкви, повествует Григорий Двоеслов, диакон, по имени Пасхазий, муж примерной жизни, милостивый к нищим и строгий к самому себе. Когда в его время на место умершего папы Римского представлены были избирательному собору два лица - Лаврентий и Симмах и когда последний был единодушно избран и возведен на епископский престол, то Пасхазий, приверженный к Лаврентию, вознегодовал на избрание соборное, почитая оное неправильным, и в сем грехе негодования на пастырей, посвящавших Симмаха, скончался.
Спустя некоторое время после своей кончины, Пасхазий является епископу Герману и говорит ему: "Я нахожусь на месте наказания за то, что, держась Лаврентия, думал против Симмаха; но ты помолись Господу, и если чрез несколько дней я не явлюсь тебе снова, то знай, что молитва твоя услышана".
Благочестивый епископ исполнил просьбу; и так как нового явления не последовало, то он уверился, что его смиренная молитва снискала душе Пасхазия вечное успокоение ("Слово о почивших в вере" - Хр. чтение, 1827, ч. 26).

* * *

Видение вечных мучений

Один из афонских подвижников открыл святогорцу, известному отцу Серафиму, следующее: "Причиною моего вступления в монашество было видение во сне загробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я увидел двух юношей, вошедших ко мне. Они взяли меня за руки и сказали:
- Следуй за нами!
Я, не чувствуя болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало спокойно на постели. Тогда я понял, что оставил земную жизнь и должен явиться в загробный мир. В лице юношей я узнал Ангелов, с которыми и отправился. Мне показаны были огненные места мучений; слышал там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне, за какой грех какое назначено огненное место, прибавили:
- Если и ты не бросишь своих привычек к греховной жизни, то - вот и твое место наказания!
Вслед за тем один из Ангелов восхитил из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы - и вместе с ними исчезла вся его чернота: он стал чист и светел, как Ангел. Потом Ангелы облекли его в блестящее одеяние, подобное свету.
- Что значит это изменение сего человека?, - решился я спросить Ангелов.
- Это грешная душа, - отвечали Ангелы, - быв отлучена от Бога за свои грехи, должна бы вечно гореть в этом пламени; между тем родители этой души подавали много милостыни, делали частые поминовения за литургиями, отправляли панихиды, и вот ради родительских молитв и молитв св. Церкви, Бог умилостивился, и грешной душе даровано совершенное прощение. Она избавлена вечного мучения и теперь предстанет пред лицо своего Господа и будет радоваться со всеми Его святыми.
Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали, приготовляя тело мое к погребению" ("Странник", 1862 г., Май).
Код:
http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Zhizn_i_smert/molis_za_umershih.html

………………………………



Рассказ сельского священника


«..Расскажу о нескольких запомнившихся мне событиях, связанных с темой нашего разговора.

Одной моей прихожанке явился во сне односельчанин. При жизни он был убежденным атеистом, гонителем веры и Церкви. Ей приснилось, что этот человек стоял около развалин часовни, которая была некогда на краю деревни, и говорил, указывая на них: «Если бы раньше, при жизни, я хотя бы изредка смотрел на это святое место, хотя бы один раз задержал взгляд, теперь мне было бы легче». Вот какова сила святыни! Даже разрушенной и поруганной…   

Мой дядя в молодости и средних летах был верующим человеком, посещал храм Божий, читал Священное Писание. Но, поддавшись духу времени, он потерял веру в Бога. Перестал ходить в церковь, убрал из дома святые иконы. Более того, даже в мыслях он стал безбожником, проповедуя атеизм. Вместо молитв он стал заниматься гимнастикой. Но и к нему пришла смерть. Будучи восьмидесяти лет, он слег. На смертном одре он метался, хрипел, пытаясь что-то сказать, и все время указывал рукой в святой угол, где должны были висеть (но не висели) иконы. Что-то ужасное окружало его, надвигалось, давило, и не было у него защитников, предстателей, ходатаев к Богу, ибо он сам однажды добровольно отказался от них. 
  
У одной моей прихожанки умер родственник. Он был некрещеным. Движимая чувством сострадания, эта женщина пришла ко мне и спросила: как облегчить его загробную участь? Церковная молитва за некрещеных недопустима. Поэтому я посоветовал ей раздавать за усопшего милостыню, а именно – душеспасительные книжки: ведь, может быть, кто-то, прочитав такую книгу, примет Таинство Крещения, изменит к лучшему свою жизнь и это будет самой богоугодной жертвой за усопшего некрещеного. Через некоторое время эта женщина пришла ко мне и рассказала, что видела умершего во сне. Он сидел и читал одну из тех книг, которые она раздавала: значит, принял Господь эту жертву.   

У многих, даже и верующих людей, представления о нашем долге по отношению к усопшим запутаны и неправильны. Считают, что необходимо первым делом устроить пышные поминки с обильным застольем, водкой и редкими яствами; потом – поставить на могиле дорогой памятник, чтобы знакомые не осудили за скупость.

Как заблуждаются эти люди и, более того, какой вред приносят своим дорогим и любимым умершим родственникам и близким! Подумайте о том, что водка, выпитая за упокой души усопшего, льется ручьем на ту чашу весов, на которой сложено бремя его грехов, а ведь она и так тяжела! Надо облегчить ее! Как? Молитвой церковной: обедни, сорокоусты; молитвой домашней: чтением Псалтири, милостыней…   

Были в моей служебной практике такие случаи. Как-то подошла ко мне одна женщина и рассказала, что недавно похоронили они своего сродника, поставили на могилу гранитный памятник. И вот является ей во сне усопший и жалуется, что этот тяжелый могильный камень очень давит и мучает его. Я объяснил ей, что могилу освящает крест, желательно деревянный. Ведь крест – это орудие нашего спасения, нашего искупления. При жизни мы носим крест на груди, прикладываемся ко кресту в храме Божием, осеняем себя крестным знамением, и после смерти место нашего упокоения должно освящаться крестом, но никак не куском гранита или мрамора. 
  
Другой моей прихожанке явился во сне, вскоре после похорон, сродник и сказал: «Все хорошо, да вот только хомуты мне сильно мешают». Хомуты – это венки, которыми заваливаем мы могилы наших умерших. А ведь это наследие языческих обрядов, православный обряд погребения такого не требует.   

Был и такой случай. Как-то я отслужил литию по усопшей. После этого, ночью, явилась эта усопшая во сне своей сестре и благодарила. Говорила: «До сих пор на мне как бы камень лежал, а теперь он снят». Вот каково значение литии! 
  
Однажды пригласили меня совершить требу на дому. Деревня эта, куда следовало мне идти, расположена была в пяти километрах от нашего прихода. Я смог выбраться только под вечер, уже смеркалось. Закончил совсем поздно, поэтому пришлось остаться на ночь. На рассвете меня разбудил стук в дверь. Пришла молодая женщина, жительница этой деревни. Чувствовалось, что находится она в состоянии сильного волнения. Сначала, увидев меня, она застыла, словно потрясенная чем-то, потом вдруг стала что-то быстро объяснять. А произошло вот что. Ночью явился ей во сне умерший несколько лет назад свекор и сказал: «В деревню пришел священник, находится он там-то и там-то (назвал место, где я ночевал), пойдите, попросите его, чтобы отпел меня, а то ведь я лежу у вас неотпетым». Женщина рассказала мне, что в то время, когда умер ее свекор, у них не было священника, поэтому и схоронили его без отпевания. И вот что было особенно удивительно: эта женщина видела своего свекра лишь один раз – когда он лежал уже в гробу, при жизни она его не знала и никогда не разговаривала с ним. Надо сказать, что я не люблю отпевать заочно, но здесь была особая нужда (виделся Промысл Божий о покойном); поэтому в этот же день мы его отпели.   

В пятницу на Светлой седмице догоняет меня женщина и со слезами говорит: «Батюшка, не надо ли еще раз отпеть мою дочь?» А произошло вот что: в то время, когда эта женщина была в отъезде, в могилу ее дочери самовольно захоронили покойника. Женщина приехала домой и в первую ночь видит во сне умершую десять лет назад дочь, которая говорит ей: «Мама, я сама грешница, но зачем положили в мою могилу пьяницу?» (действительно, потом выяснилось, что подхоронена была женщина, до смерти опившаяся водкой). Утром мать кинулась на кладбище и с удивлением увидела свежую могилу. Я объяснил этой женщине, что второй раз отпевать ее дочь не требуется, но надо отслужить панихиду.   

Одна девяностолетняя старушка рассказала, что ей на сороковой день после смерти знакомого псаломщика он явился во сне. При жизни она помогала ему по хозяйству: мыла полы, посуду, стирала. Он с грустью сказал: «Отчего вы так мало молитесь, а ведь для нас нет лучшей помощи, чем чтение Псалтири».

Однажды ко мне пришла креститься девица со своей сестрой, отроковицей. После принятия Святого Крещения они рассказали, что их матери два раза являлся во сне умерший муж и говорил: «Окрести детей».
   
Псковский район, 1994 год   
Код:
https://azbyka.ru/otechnik/Valentin_Mordasov/u-boga-vse-zhivy-pravoslavnyj-obrjad-pogrebenija-uteshenie-skorbjashemu-molitvy-za-usopshih/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Вт Апр 25, 2017 1:06     Ответить с цитатой

«..Таким образом, братия и сестры, эта временная смерть есть только переход к будущей вечной жизни, и мы веруем и исповедуем, что истинно верующие не умирают, но живут вечно в Господе, что Господь лишь к другой жизни переселяет рабов Своих, и Сам Спаситель сказал, что Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. А святой Иоанн Богослов в своем Откровении говорит: «Блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними». Поэтому умирающие в Господе христиане не перестают быть членами Святой Церкви, сохраняя с ней и со всеми ее чадами самое действенное живое общение. И для христианина смерть сама по себе не страшна.

«Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение, — говорит святой апостол Павел, — имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше». Страшны только грехи, с которыми мы должны будем предстать пред Господом и которые могут разлучить душу с Богом, «ибо смерть истинная не та, которая разлучает душу от тела, но та, которая разлучает душу от Бога», — говорит святитель Кирилл Александрийский.

Смерть — это общая участь всех людей. Сегодня или завтра придет конец кратковременной жизни. Земная жизнь проходит, как мгновение, а будущей жизни не будет конца. И счастлив тот, кто с чистой совестью и радостью ждет смерти, чтобы соединиться со Христом. Поэтому этой земной жизнью надо дорожить, беречь ее всячески и хранить, как святыню Божию. Мы должны всегда радоваться, что живем, и Господа непрестанно благодарить. Давая нам земную жизнь, Бог дает нам время приготовиться к жизни будущей; потрудиться для вечного спасения не только самого себя, но и всех людей, живых и умерших. И в эту краткую жизнь можно много сделать добра всем, и мы должны это делать. Иногда одно слово, сказанное вовремя, служит тысячам в утешение и спасение.

Нет человека, который бы не согрешил и при кончине своей не исповедал себя грешником. Но после смерти человек уже ничего не может сделать, ничего не может принести Господу в умилостивление своих грехов. Помочь усопшим можем только мы нашей молитвой, милостыней и бескровной жертвой. «Напутствуйте меня молитвою, псалмопением и приношениями, — завещал своим братьям преподобный Ефрем Сирин. — Когда же исполнятся четыредесять дней по смерти моей, совершите по мне память, братия мои, потому что мертвым помогают приношения, совершаемые живыми».

Господь оставил нас здесь на некоторое время, чтобы умершие, благодаря нашим молитвам, могли избавиться от вечного мучения, и мы, благодаря их молитвам за нас, получим спасение. Святой евангелист говорит, что не только умершие праведники, но и вообще все усопшие помнят о своих живущих на земле собратиях и молятся о них. В притче о богатом и Лазаре молитва богача не может быть исполнена только потому, что те, о ком она возносится, сами не захотят воспользоваться плодами ее. Оптинский старец схиигумен Антоний в одном из своих писем говорит: «Имена всех родных ваших вписал я в келейный свой синодичек для вседневного поминовения на келейном псалтирном чтении и на канонах заупокойных; ибо и святой апостол Иаков, брат Божий, советует молиться друг за друга.

Мы будем поминать, как умеем, на земле, а отшедшие души будут поминать нас на небеси, и небесная молитва их о нас больше приносит нам пользы, нежели наша о них. И не только праведники, коих души в руце Божией, молятся ко Господу о нашем спасении, но и души грешных тоже заботятся о нас, чтобы мы не попали туда же, где они, и, по евангельской притче, просят Авраама послать в дом кого-нибудь, чтобы он вразумил нас, что нам подобает творить, да избежим мучений».

Поэтому будем усердно молиться ко Господу о наших усопших собратиях. Молитва есть выражение любви нашей к усопшим, а «истинная любовь никогдаже умерщвляется». И молитва много приносит пользы для умерших. «И если чего попросите у Отца. во имя Мое, то сделаю...» — сказал Господь. «Один из богоносных отцов, — говорит преподобный Иоанн Дамаскин, — имел у себя ученика, проводившего жизнь в беспечности и умершего в таком состоянии. Старец, опасаясь за его судьбу, начал о нем молиться, и Господь показал ему ученика, объятого огнем до шеи. Старец еще усерднее стал молиться, и Господь показал ему юношу, стоящего в огне по пояс. Старец еще более усугубил молитвенные подвиги за ученика, и Господь явил ему юношу, совершенно избавленного от огня».

Вот что может сделать молитва. Но, молясь за усопших, мы должны за упокой их подавать еще и милостыню. Милостыня, подаваемая бедным, принимается Самим Спасителем, и бедные всегда вознесут молитвы за того, в память кого получили они подаяние. Вот что говорит святитель Иоанн Златоуст богатому родителю, лишившемуся единственного сына: «Если варвары [то есть язычники] сожигают вместе с умершим принадлежащее ему имущество, то тем более ты должен отослать вместе с умершим принадлежащее ему имущество (раздавая его бедным)... чтобы, если он отошел отсюда грешным, разрешило его от грехов, а если праведным — увеличило его награду и воздаяние».

Но самое важное и самое сильное средство для облегчения участи усопших — это принесение за упокой их бескровной жертвы. Святитель Кирилл Иерусалимский говорит: «Превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как святая предлежит и страшная жертва». В это время Сам Господь Иисус Христос, в пречистых тайнах тела и крови Своих, приносится в жертву за всех и Своею кровью ходатайствует перед Отцом Своим о прощении грехов усопших. Частицы, вынимаемые из просфор на проскомидии, опускаются в святую чашу после причащения и омываются Христовой кровью, а вместе с тем этой же пречистой кровью омываются и души тех, за кого эти частицы вынимаются.

Молясь об усопших, творя милостыню во имя их, надо заблаговременно помышлять и о своей смерти, готовиться к ней, чтобы не перейти в будущую жизнь связанными какими-либо греховными узами и не попасть там в место мучения. Мало ли, много ли Господь судит нам прожить на земле, но то несомненно, что вся настоящая жизнь наша есть дорога к смерти и преддверие вечности, что лучше и драгоценнее христианской кончины, мирной, непостыдной и покаянной, не можем приобрести ничего в этой жизни. Кто благочестиво пребывает в теле, тот благочестиво и разлучается с ним. Кто с Господом живет, тот с Господом и умирает. Кто усердно служит Господу до смерти, тот с Господом будет и после смерти. Где Я, там и слуга Мой будет. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Аминь.

Илия (Рейзмир), Архимандрит. Проповеди. - серия: "Троицкая библиотека", издатель: "Свято-Троицкая Сергиева Лавра". - с. 167-171.
Код:
http://www.tsar-nikolay.ru/news/28

………………………………………..


Протоиерей Философ Орнатский.
О поминовении усопших
Слово, произнесенное в среду, 16 июля 1903 г.за литургией в Успенском соборе

«Начинается великое торжество открытия святых мощей и прославления новоявленного угодника Божия святого Серафима. Уже второй день, как находится на пути в Саров Сам Царь Русской Земли с Государынями Императрицами,а на Руси искони повелось, что где Царь, там и народ своими взорами, своим сердцем. На Саров ныне обращены взоры всей России, и Саровское торжество приобретает значение церковно-народного всероссийского торжества. Счастливы мы, братие, участники сего торжества! Будем же не внешне только соприсутствовать на нем,- будем всем сердцем, верою и любовию переживать его, дабы и нам сподобиться благодати Божией! …

Но что значит поминовение церковное, чем вызывается оно и какую пользу имеет для поминающих и поминаемых? Поминовение пред Богом живых и усопших братии наших есть свидетельство любви нашей к ближним. Сами бессильные помочь ближним, мы просим Всемогущего Господа даровать им здравие, мир, прощение грехов, блага временные и вечные, а так как любовь никогда не прекращается, даже и после смерти наших ближних, то мы молимся и за умерших, испрашивая им прощение грехов, мир и покой за гробом, вечное блаженство в обителях Отца Небесного. Обычай поминать умерших восходит к ветхозаветной древности, в новозаветной церкви он в особенности соединяется с принесением бескровной жертвы Тела и Крови Господних. «Превеликая будет польза душам, о коих моление возносится, когда святая предлежит и страшная жертва»,- говорит святой Кирилл Иерусалимский. Тогда души умерших по вере и молитвам приносящих бескровную жертву усвояют себе силу этой бесценной жертвы, сподобляются милости Божией, получают «мир, ослабление и свободу» от загробных мытарств и вечного осуждения.

Сам преподобный Серафим (Саровский) оставил трогательные уроки любви к ближним чрез молитвенное поминовение их, сам постоянно поминал тех, кои просили его молитв, и просил молитв о себе самом. Когда за четыре месяца до его кончины его посетил один архипастырь, то старец поднес архиерею в подарок четки, пук восковых свеч, обернутых в холстину, и бутылку деревянного масла, затем отдельно он принес ему бутылку красного церковного вина. Все это означало, что старец просит по смерти своей поминать его...

В особенности усердны были молитвы отца Серафима за всех христиан, усопших и живых, в конце его жизни, когда он достиг великого дерзновения пред Богом и небо стало для него родною стихией. В келлии отца Серафима горело много лампад, и особенно много пуков восковых свеч большого и малого размера. Они были поставлены на круглых подносах, и от постоянного их горения в тесной келлии была постоянна жара. Отец Серафим сам объяснил значение этих свеч. «Я имею,- говорил он,- многих особ, усердствующих ко мне и благотворящих моим сиротам (Дивееву). Они приносят мне елей и свечи и просят помолиться за них. Вот, когда я читаю "правило" свое, то и поминаю сначала их единожды. А так как, по множеству имен, я не смогу повторять их на каждом месте "правила", где следует, тогда и времени не достало бы на совершение моего "правила", то я и ставлю эти свечи за них в жертву Богу, за каждого по одной свече; за иных - за несколько человек одну большую свечу, за иных же постоянно теплю лампады, и где следует на "правиле" поминать их, говорю: "Господи, помяни всех тех людей, рабов Твоих, за их же души возжег Тебе аз, убогий, сии свещи и кандила". А что это не моя, убогого Серафима, человеческая выдумка, или, так простое мое усердие, ни на чем не основанное,— то я приведу вам в подкрепление слова Божественного Писания. В Библии говорится, что Моисей слышал глас Господа, глаголавшего к нему: Моисее, Моисее, рцы брату твоему Аарону, да возжигает предо Мною кандилы во дни и в нощи. Сия бо угодна есть предо Мною, и жертва благоприятна Ми есть».

А вот как святой Серафим рассказывал о плодах молитвы за умерших. «Умерли две монахини, бывшие обе игуменьями. Господь открыл мне, как души их были ведены по воздушным мытарствам, что на мытарствах они были истязуемы, потом были осуждены. Трое суток молился я о них, убогий, прося о них Божию Матерь. Господь, по Своей благости, молитвами Богородицы помиловал их: они прошли все воздушные мытарства и получили от Бога прощение».

Так, братие, святой Серафим и словом и примером завещал нам молиться за усопших. …»
Код:
http://orthodoxy.stnikolas.ru/biblio/serafim/tzar_narod/part10_4.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Пн Май 01, 2017 0:53     Ответить с цитатой

Старец о.Ефрем Мораитис (Филофейский и Аризонский):


".. Но ты же знаешь, как просят о помощи усопшие! Потому что после смерти нет покаяния, а они остались со своими сквернами и пороками и теперь, видя, что помощь живых весьма содействует улучшению их участи, они желают, просят и жаждут, чтобы их поминали. Также они жаждут и того, чтобы в их роду нашелся какой-либо священник или добродетельный христианин, который позаботился бы и о них.

Я напишу тебе об одном видении, слышанном мной из уст епископа, которому я сослужил много лет тому назад. Он рассказывал нам, что был один священник, которого победило вино, и он часто напивался. Так было много лет. В остальном он был добродетелен и благочестив. Однажды по обычаю он выпил вина, захмелел и прежде своего отрезвления пошел и отслужил литургию. Но, по попущению Божию, у него упали Святые Тело и Кровь Господни! Бедняга похолодел от страха, помышляя о великой епитимии от своего епископа!
Когда наконец он поисповедовался, епископ говорит ему:
— Ступай, я извещу тебя, когда тебе прийти. Я дам тебе епитимью.
И вот епископ, будучи наедине, раздумывал и размышлял об этом и, когда взял уже было в свою руку перо, чтобы написать указ о запрещении священника в священнослужении, вдруг видит, как перед ним проходит, будто на экране, бесчисленное множество всякого народа, и все — разного возраста и положения. Епископ пришел от этого в изумление и страх. Тогда все эти люди вместе и говорят ему:
— Преосвященнейший, не накладывайте епитимии на священника, не запрещайте его.
Потом один за другим они стали невидимы.
Епископ зовет священника. В страхе бедный священник помышляет уже о своем запрещении. Епископ спрашивает его:
— Не скажешь ли ты мне, много ли имен ты поминаешь на литургии?
Священник отвечает:
— На проскомидии, владыка, я долго поминаю царей, императоров и даже до последнего нищего.
Епископ говорит ему:
— Хорошо, ступай и, когда служишь литургию, поминай столько, сколько можешь, но смотри, впредь не напивайся. Бог тебя простит.
Впоследствии священник с помощью Божией избавился от пьянства.

http://rusk.ru/st.php?idar=154942
…………………


«..Его (старца Ефрема Катунакского) благоговение особенно проявлялось во время служения Божественной литургии, которую он совершал до самой старости, пока позволяли его силы. Он непрестанно размышлял о завтрашней литургии и молился, чтобы иметь ощущение благодати. На литургии становился явным весь его внутренний мир, пронизанный Богом. Он был возвышенным служителем литургии и неизменно поминал всех, кого знал и помнил, и тех, кто по временам просил у него духовной помощи. Особенную заботу он проявлял об усопших, потому что они отошли в мир иной и, возможно, были преданы забвению. Он рассказывал нам, что часто получал извещения о состоянии тех, кого поминал. Когда он забывал помянуть кого-нибудь, то чувствовал их укор. Он требовал, чтобы после литургии всегда было коливо для заупокойной литии…»
(С) схимонах Иосиф Ватопедский
https://azbyka.ru/otechnik/Iosif_Vatopedskij/blazhennyj-poslushnik-zhizneopisanie-startsa-efrema-katunakskogo/2
………………………….

Из книги архимандрита Тихона Агрикова «У Троицы окрыленные»:

«Один иеродиакон отслужил Божественную Литургию, причастился Святых Животворящих Тайн и возратился в свою келию. Взяв глиняный кувшин, сходил за водой и у самой двери келии упал мертвым. Наместник Лавры вместе с братией горячо молились о нем сорок дней: служили заупокойные литургии, совершали панихиды, поминали имя его на проскомидии. Вскоре после этого в одну из ночей в келию отца Наместника тихо открылась дверь. Входит покойный иеродиакон. Обращаясь к перепуганному Наместнику, он говорит: «Спасибо, Ваше Высокопреподобие». — «За что?» — «За ваши общие молитвы». — «А как ты знаешь?» — «Мы все видим. Если человек зароется и на три метра в землю, все равно мы видим, что он делает». — «А как ты прошел мытарства?» — спросил Наместник. — «Как молния». — «Отчего?» — «В этот день я причастился Святых Христовых Тайн. Меня никто не задержал». — «Вот в Хотькове умерла монахиня недавно, как она?» — спросил Наместник. — «Она выше меня». Мигнула лампада, и видение скрылось. Он хотя и умер, но он жив..»


"..Отец Венедикт, пока его глаза еще видели, всегда с глубоким увлечением читал про чудеса Сергия Преподобного. Читает и плачет, а потом раскажет другим. В последние свои дни он совсем стал плох: ходил, еле двигаясь, и все натыкался на углы и заборы. Жил он один в маленькой келейке. ..Старчик ничего не ел и был худенький, щупленький. Причащали его Святых Таин — он только этим и жил. После Причастия всегда успокаивался, был тихий, светлый, радостный. …

Пока образ его жив в нашей памяти, мне хочется вспомнить об одном его хорошем качестве: он очень любил молиться об усопших. И какая это великая добродетель! Какое спасительное дело для каждого христианина!

***

Игумен Сергий умер в 1963 г. молодым, всего тридцати двух лет. Раньше учился в Московской Духовной Академии, был ризничим, потом заболел, поехал в один город к знакомым, там лечился разными лекарствами, а вскоре и умер. И вот видит одна монахиня страшный сон: будто черные кошки с красными глазами скребут большими когтями ноги игумена. В другой раз видит: он во мраке непроницаемом страдает. Стали сильно за него молиться, подавать милостыню, поминать на проскомидии. Спустя небольшое время знавшая его старушка видит сон: отец Сергий служит. На нем сияющая одежда. Вот он повернулся к народу, на его руках дивный образ Матери Божией. Кругом — свет, сияние, благоухание...

В шесть часов утра в двери комнаты, где жила одна женщина-врач, постучали. Вошла незнакомка в черном платье. Вся фигура ее была точно окутана вуалью. Кошка, что сидела на стуле, грозно заворчала, выгнула спину, и шерсть на ней поднялась. Через некоторое время доктор узнала, что ее близкая подруга в ту минуту скоропостижно скончалась далеко в Индии, и вот теперь пришла напомнить о себе, чтобы за нее помолились.

***

Старая монахиня вернулась с Пасхальной заутрени и легла немного отдохнуть. В комнате никого не было, дверь — на крючке. Вдруг у самого изголовья постели раздался женский плач. Монахиня вздрогнула; боясь открыть глаза и пошевелиться, она спросила: "Кто здесь и что вам нужно? Это ты, Екатерина?" Монахиня подумала, что это призрак сестры, недавно погибшей при железнодорожном крушении. "Нет, я не Екатерина, а Мария,— раздался ответный голос.— Помолись за меня на Божественной службе". И плач еще более усилился. Монахиня обещала, после чего в комнате водворилась тишина.

Сколько история знает подобных поразительных случаев, когда души умерших, возвращаясь на землю, просят у нас, живущих, помощи! И скажи, мой милый друг, как за них не помолиться? Как за них не поплакать пред Богом?

Отец Венедикт до самой последней минуты своей земной жизни молился об усопших. Он их поминал на проскомидии, а когда была копеечка в кармане, подавал нищим. За это Господь удостоил его тихой блаженной кончины, вечного покоя в Небесной обители Преподобного Сергия. Прекрасная его душа, как благоухающий цветок, нашла себе место в горнем вертограде Небесного Рая..."




«В ночь на Страстную Пятницу слепая девица видит сон. Идет к ней старенькая женщина, вся в белом, на голове — веночек, и говорит: «Как хорошо, что ты молишься за Елизавету!» Следом за женщиной подходит старичок с небольшой бородкой. Он кладет свою руку на плечо слепой девушки и говорит: «Хорошо, что молишься за Елизавету, но еще молись за Феодора и Наталию. Да не ропщи, что ты слепая. А только молись, молись».

Утром к этой девице приходит ее знакомая по имени Елизавета, — слепая рассказывает ей свой сон и спрашивает: «А ты не знаешь, кто это такие — Феодор и Наталия?» Елизавета ужаснулась: Феодор и Наталия были ее собственные родители, а слепая девица совсем их не знала. Умилилась Елизавета сердцем, что Господь печется не только о ней, но и о ее родителях. Слепая описала старушку, которая приходила к ней ночью, и Елизавета узнала в ее облике умершую мать семьи, где она теперь живет и которой помогает, — Матрону. А в старчике — Преподобного Сергия, который также печется об этой семье. Дивны дела Божии!»



«Две инокини были великие постницы. Они много молились, много клали поклонов, удерживали себя от различных увеселений. А язык не удерживали — были злоязычницы: любили потолковать, поболтать, поклеветать. Старец их увещевал, но они и над ним подтрунивали, ехидничали.

Но, как и все люди живут и вдруг умирают, одна за другой умерли и эти великие постницы. И, раз они были такими славными монахинями, их погребли в церкви.

И вот, когда за Божественной Литургией диакон, выходя на амвон, возглашал «Оглашеннии изыдите», многие не раз видели, как две темные тени в женском одеянии выходили из усыпальницы и немедленно покидали храм. Сказали об этом святому Венедикту. Он подумал, а потом пояснил: «Это две великие постницы. За свое злоречие они не приняты в число верных и потому выходят из храма».
Была заказана ранняя Литургия об этих душах. Старец за них вынул частицы у Жертвенника, подавали за них милостыню, и теперь, когда дьякон возглашал «Оглашеннии изыдите», то никакие тени из храма уже не выходили.»



«У неверующего отца умирает любимый сын, семнадцати лет. Отец затосковал. Дня через два после похорон, когда он пошел на кухню, увидел на пороге покойного сына. Живыми глазами посмотрел тот на отца, потом быстро повернулся и ушел в свою комнату. И на другой день, и на третий так же. Потом сын стал являться отцу во сне. Вот однажды он спрашивает отца: «Папа, ты думаешь, я совсем умер? Нет, я жив, папа». — «Как же ты живешь, Игорь?» — «Мне хорошо. За меня молится одна благочестивая монахиня». — «Игорь, что же мне делать?» — спросил в недоумении отец. «Иди, папа, в церковь и поставь за меня свечку». — «Игорь, ведь я же не верую». — «Ничего, папа, надо сходить». И отец уступил. Он сходил в церковь и поставил за сына свечку. С тех пор сын успокоился и больше не являлся отцу. (Письмо из Тулы, 1963 г.).»


https://azbyka.ru/fiction/u-troicy-okrylennye/#n5
https://azbyka.ru/fiction/u-troicy-okrylennye/#n27
…………………….



«..Наши молитвы могут действовать на души усопших непосредственно, если только они скончались в правой вере и с истинным раскаянием, пребывая в общении с Церковью и с Господом Иисусом. В этом случае, несмотря на видимое удаление от нас, они продолжают вместе с нами принадлежать Церкви: одному и тому же Телу Христову (Еф. 1, 23; Кол. 1, 18). Скончавшиеся в правой вере и истинном раскаянии перенесли в иной мир начаток добра, или семя новой жизни, которое только не успели сами раскрыть здесь и которое, под влиянием наших молитв, при благословении Божием, может мало-помалу развиться и принести плод подобно доброму семени в земле под живительным влиянием солнца, при благорастворении воздуха.
Скончавшимся в нечестии и нераскаянности и совершенно погасившим в себе Дух Христов (1 Фес. 5,19), т. е. отвергшим веру в Бога, не помогут никакие молитвы еще живущих братий. Итак, не новые заслуги приобретаются для умерших, когда за них молятся, а только извлекается добро из прежде положенных ими начал.
Святитель Епифаний поучает нас: “Живые и оставшиеся (на земле) веруют, что отшедшие и умершие не лишены бытия, но живы пред Богом. Святая Церковь научает нас о путешествующих братиях молиться с верою и упованием, что совершаемые о них молитвы полезны им, так надобно разуметь и о молитвах, совершаемых об отшедших от мира сего”.
В альманахе “Странник” (за 1864 год) рассказан такой случай. В одном селе скоропостижно умер дьяк. У него был сын-чиновник. Нечаянная (неожиданная) смерть отца поразила сына. Загробная участь умершего не давала покоя доброму сыну в течение года. Зная, что в литургии самое важное время для поминовения умерших есть время пения: “Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш“, печальный сын, находясь в церкви (это было в Духов день), с особенным усердием стал молиться Богу об упокоении своего отца. И что же? В ночь на вторник (следующего дня после праздника дня Святого Духа) он видит своего отца, который три раза поклонился ему до земли и при последнем поклоне сказал: “Благодарю тебя, сын мой”.
http://semyaivera.ru/2015/09/26/pominovenie-usopshih-u-boga-vse-zhivyi/
………………………..

из книги иеромонаха Серафима (Роуза) "Душа после смерти":


«..Пойдем дальше в примерах. Разбился летчик, снится жене. «Дай мне два рубля», - говорит ей во сне. Жена не обращает никакого внимания, а он снится снова и снова. В сердце женщины поднимается тревога. Спрашивает: «Отчего это?»

Одни говорят: «Не обращай внимания…» - это ее не успокаивает. Раньше никогда не ходившая в церковь, не думавшая о Боге, теперь она обращается к церковникам. Те советуют отслужить панихиду. Не знает, как это делать. Ей объясняют. Она заказывает панихиду, и спрашивает: «Сколько это стоит?» «Два рубля», - отвечают ей. Вот оказывается, что означают слова: «Дай мне два рубля»
После панихиды муж перестал сниться.»

http://verapravoslavnaya.ru/?Ieromonah_Serafim_%28Rouz%29_Dusha_posle_smerti#pr2-2
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Сб Июн 03, 2017 17:06     Ответить с цитатой

« - Как узнать, куда попала душа близкого человека после его смерти?
- После смерти родственника обычно близкие хотят знать, какова участь его души. Особенно женщин это интересует. Это желание знает диавол и он может показать умершего человека в хорошем состоянии, в белых одеждах, может утешить. Но святые отцы строжайше запрещают желать видеть во сне умершего. Почему? Если мы увидим его (как его покажет бес) во святых, то у нас прекратится желание за него молиться, мы будем думать, что он уже в раю. А на самом-то деле это не так. Поэтому Господь не желает, чтобы мы пытали о том, где находятся души умерших. Это нам не полезно знать. Нам надо молиться, а Бог Сам управит. Но, бывает, для поддержки духа некоторым Господь показывает участь души. У одной дочери умер отец, и она увидела его мертвым. Она начала сильно молиться за него, и ей снова было показано, что он потихоньку стал оживать. Она постоянно подавала на Божественную Литургию в его поминовение, и через 40 дней она увидела, что он встал с одра болезненного - весь в язвах. Она снова несколько лет молилась, и Господь показал ей - эти язвы начали заживать. Она молилась еще, и однажды она увидела отца в белых одеждах; он улыбнулся и сказал: "Спасибо, дочь, тебе за твои молитвы, за милостыни, за Псалтырь - за все доброе".

- Моему отцу снился сон: он вошел в помещение, а там много коек. На них лежат покойники. Он узнал своего дядю. Все лежат спокойно, а один с боку на бок вертится. Отец спросил дядю: "Почему он вертится?" Дядя ответил: "У него там гвозди". - "А когда он успокоится?" - "После Пасхи во Вторник". Что бы это значило?

- Во вторник после Пасхи бывает Радоница, Церковь молитвенно поминает всех усопших православных и заблудших в вере. Был в Сергиевой Лавре иеродиакон Рафаил. Он сейчас ушел в горы. Он мне лично рассказывал, что когда он пришел в монастырь и ему дали место в гостинице, ему выделили маленькую кроватку, он на ней и спал. Говорит: "Однажды лег и вдруг провалился. Проваливаюсь сквозь пол, лечу вниз. Меня не держит ничего - ни поверхность земли, ни разный по плотности грунт. Я все ниже-ниже... Думаю - попал уже в ад. Вдруг оказался в таком месте... Огромное помещение подземное, вижу сверху- народ сидит, все накрытые черным полотном. На этом полотне уже много пыли. Вдруг слышу голос, который называет имя моей бабушки умершей (она бросилась под трамвай), говорит ей: "Вот, твой внук Миша пришел". Я сразу оказался около нее. Материал с нее сполз и я сразу узнал ее. Говорю ей, что наша семья уже уверовала в Господа, мы постоянно ходим в церковь, что я в монастырь поступил. А она мне говорит: "А мне здесь плохо". В это время сказали: "Свидание заканчивается". Она присела, и снова черное полотно прикрыло ее. Я мигом оказался сверху и увидел, что все сидят на корточках, прикрытые полотном. Опять пошел наверх через грунт, твердый, мягкий; проходил разные слои и вдруг через кровать свою вхожу - и проснулся". То есть Господь ему показал тьму. Он туда душой сходил, тело лежало на кровати."
http://www.homutovo.ru/questions/q_quest_082.html
……….

"Грешника и на самом деле можно вымолить. Моя очень хорошая знакомая верующая рассказала такую историю. У ее знакомой умер муж, который при жизни вел далеко не праведный образ жизни: пил, гулял, жену обижал. И вот после смерти его видит жена сон, как муж прикован цепями по рукам и ногам к стене, а под ним горящий котел и он взывает к жене о помощи. После этого она стала постоянно молиться о нем, ездить по монастырям, муж периодически приходил к жене во сне, то у него с одной руки цепи упадут, то с другой. И вот по истечению 20 лет молитв жены о муже своем приходит он к ней с благодарностью и говорит: спасибо, меня отпустили. И вот она старенькая уже, что то не помнит, но молитвы всегда при ней."
(с)Наталья 08.01.2016 21:34 http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_10095

………

из книги "Поучения, пророчества старца Лаврентия Черниговского и его жизнеописание":

"..Рассказывает далее м. М.: «Когда умирал отец, я попросила его, чтобы он, по молитвам о. Лаврентия, приснился мне, и он пообещал.
   Один раз приснился: «Благодарю за булочки. Лучше ничего не надо, они помогают мне. Я знаю, что ты в долгах, но без «булочек» я погибну», – сказал мне покойный отец во сне.
   Я пошла и рассказала Батюшке. Батюшка сказал, что это не булочки, а просфоры, которые подаются на проскомидию. Ими смываются грехи человека.
   После сорока дней приснился опять. Я спрашиваю: «Ты мертв?» Он отвечает: «Я и мертв, и живой». Я спрашиваю: «Где твое место? Куда ты определен?» Он отвечает: «Я еще никуда не определен».
   Пошла к Батюшке, рассказала сон, а он и говорит, что отец еще не прошел мытарства. Бывает, проходят за три дня, 20 дней, 40 дней, год, два и сорок лет, смотря какие грехи. Где на каком мытарстве задержат, то много надо подавать милостыни и просфор на проскомидию. А сорок лет проходят мытарства те, за которых некому молиться и кто имеет за собой большие грехи».
https://azbyka.ru/otechnik/Lavrentij_Chernigovskij/pouchenija-prorochestva-startsa-lavrentija-chernigovskogo-i-ego-zhizneopisanie/
……………………



«..Молодой Степан увлекся жизнью большого города и начал посещать его увеселительные заведения.

Однажды в Петербурге давали театральное представление «Страшный Суд» (это было на Масленицу). Степан посетил это представление и, увидев священную сцену в неприличном месте, вознегодовал на глупость театра и даже бежал из него. Через несколько минут после его выхода театр вспыхнул, начался пожар. Вскоре после этого он сильно захворал и два месяца был в крайнем изнеможении.

Однажды, когда болезнь брала уже над ним верх, он видит и слышит, как двое юношей вошли к нему, взяли его за руки и сказали: «Следуй за нами!» Больному представилось, что он, не чувствуя никакой болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело его осталось на ней. Тогда только понял он, что оставил земную жизнь и должен явиться в иной мир.

В юношах он узнал Ангелов и в сопровождении их долго шел по чрезвычайно трудным и мрачным местам. Наконец ему послышался шум как будто огненной лавы, визг и вопль людей. В страхе и трепете он увидел что-то вроде печей, в которых бушевал огненный вихрь, крутилось пламя, и посреди него раздавались страдальческие стоны людей. Но печи были наглухо закрыты, и только огонь проглядывал сквозь трещины их. Тогда юноши начали объяснять, за какой грех уготовано то или другое огненное место.

Наконец показали ему страшное наказание, тоже пламень и различные виды мучений за народные бесчинные увеселения, а трепетавшему Степану сказали: «Если ты не отстанешь от своих грехов и привычек прежней жизни, вот твое место.» Несчастный, видя огненное свое жилище на целую вечность, дрожал как осиновый лист и ни слова не мог вымолвить.

Вслед за тем один из Ангелов восхитил одного человека из среды пламени, и Степан увидел, что этот несчастный черен как уголь, весь обгорел и вдобавок окован с ног до головы так, что ужасно было посмотреть на гибельное его положение. Тогда же оба Ангела сняли с мучившегося оковы, и, как мрачная шелуха, слетела с него чернота. Этот человек сделался чист и светел, как Ангел, вышел прекрасен и с неописуемой райской веселостью в очах. Бог весть, откуда Ангелы взяли одеяние, похожее на царскую порфиру, блиставшее как, свет, и одели ее на страдальца. Степан между тем, видя все это, недоумевал, восхищался и благоговел пред тайной совершавшегося пред ним чуда видоизменения человека, дотоле страшного и обгорелого, как головня.

— Что это значит? — наконец смиренно спросил он Ангелов. — Ради Господа, объясните и скажите мне.

— Это душа, — отвечал один из Ангелов, — была очень грешна и потому, отлученная от Бога, должна была по делам своим вечно гореть в этом пламени. Между тем родители этого грешника по смерти его много подавали за него милостыни, много делали поминовений на Литургии и панихидах, и вот ради поминовения и молитв родительских и ходатайства Церкви Бог умилостивился, душа эта избавлена от вечного мучения и теперь пойдет предстать пред лицом своего Господа и радоваться со святыми Его вовеки. А ты, — продолжал Ангел, — иди еще в свое место и, если хочешь избавиться этой геенской муки, исправься и перестань грешить.

При этих словах видение закончилось. Степан очнулся от сна и увидел, что его домашние плачут по нему и распоряжаются приготовлением тела его к погребению. …»
http://fund-panteleimon.ru/press/smi/my-sozdany-zhit-dlya-polzy-drugikh-skhimonakh-selevkij-trofimov-den-pamyati-18-sentyabrya
……………………



«..При «Описании знамений и исцелений в 1863 году от Святыни Афонской в России» приложено литографированное письмо, адресованное афонскому иеромонаху Арсению 21 декабря 1863 года, следующего содержания:

«Много скорбели мы, – начинает рясофорная монахиня симбирского Спасского женского монастыря, мать Досифея, – о смерти нашего брата, князя М. Н. Чегодаева, последовавшей в 1861 году, в Самаре. И тем более печалились, что смерть его была внезапной без покаяния и напутствования святых Таинств. Но вот вижу сон, будто я и покойный мой брат идем вместе по прекрасной местности.

Подходим к новому, как бы недавно построенному селу, при входе в которое стоит новый высокий деревянный крест, а при выходе из села высится чудесной красоты дом, также новый. Приблизившись к нему, брат с радостным видом сказал мне:

– Вот какое богатое село недавно купил я, и этой покупкой я очень и очень обязан моей жене Ташеньке; надобно написать к ней и поблагодарить ее за сделанную милость для меня.
Я же сказала ему:
– А мне можно, братец, войти в ваш чудный дом и полюбоваться на него?
Он отвечал:
– Можно, пойдем и посмотрим, как в нем все хорошо.

Вдруг очутилась тут же и его жена, княгиня Татьяна Никифоровна, которую брат стал благодарить за все, что она сделала для него, кланяясь ей до земли. Значение этого сна скоро объяснилось.

Я получила письмо от Татьяны Никифоровны, в котором она меня извещала, что ей Господь помог устроить вечное поминовение по мужу, моему брату, во святом Афоне, во время нахождения в Самаре Святыни Афонской из русского Пантелеимонова монастыря».
https://azbyka.ru/zagrobnaya-zhizn#n43
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Ср Июн 28, 2017 1:10     Ответить с цитатой

Из записок казанского протоиерея Бориса Филипповского:

«Явление во сне моей жене Зине ея умершей подруги по учению в гимназии девицы Веры Владимировны Гостевой с выражением благодарности за память и молитву.

Факт этот был в городе Старом Осколе в ночь с Пасхального Воскресения на Светлый Понедельник 1912 года. Когда я был женихом Зины, то приезжал в Курск на каникулы и на Святки. Года за полтора до свадьбы в Рождественские святки под Новый Год, Зина говорит мне:
– Боря, пойдем встречать Новый Год к моей подруге Верочке Гостевой, у нее тоже есть жених Алеша Королев.

Мы пошли и я в доме у Гостевых в первый и последний раз увидел худенькую девушку приветливо поздоровавшуюся с нами. Отец у нее умер. Мать и она были хозяйками дома. Встретили шумно в полночь Новый Год и провеселились до утра, и, больше я Верочки этой не видел. Оказывается у нее вскоре развилась скоротечная чахотка. 10 июля старого стиля Верочка умерла, о чем Зина написала мне. Так мне жаль было ее, хоть я видел ее, несколько часов среди шумного веселья!

Похоронили Верочку богато на Херсонском кладбище, могилка с чугунной решеткой, но молиться за нее вряд ли было кому. Жених – ученик реального училища Алеша, вряд ли, насколько я знал его, молился (он убит на войне с австрийцами на Карпатах в 1914 году) а я еще тогда бывши студентом Академии, записал девицу Веру в свое поминание и, как только совершалась Литургия в нашем Академическом храме, подходил к жертвеннику и просил священника вынуть просфору за нее. А когда в мае 1911 года сам стал священником, то ни одной Литургии не пропускал, чтобы от всей души и всего сердца не помянуть угасшую во цвете лет Верочку.

Когда я с молодой женой Зиной, священником приехал в Курск – наше желание было сходи
ты на Херсонское кладбище и отслужить над могилкой панихиду. Как сейчас помню, Зина говорит мне:
– Сходим, Борис, к Верочке на могилку.

Что и сделали. Через месяц еще раз сходили и отслужили вторую панихиду. Таким образом получилось, за чужого, по родству, человека, молимся, как будто усерднее, чем ее родные, что она и высказала во сне.

Настала Пасха 1912 года, первая. Пасха в моем священническом сане. Еще надо было объяснить, почему Верочка со своей благодарностью явилась именно на Пасху, не раньше и не позже.

Наша Церковь верует, что на Пасхальной неделе нет такой преграды между, земным и небесным миром, нет мытарств для умерших: два мира как бы сливаются в духовном общении: внешним знаком чего служат, открытые всю неделю Царские врата в храмах. И, на данном примере оправдалась эта вера Церкви. Верочка Гостева со всею благодарностью явилась не в какое другое время, а именно на Пасхальной неделе, в первую же ночь по наступлении Пасхальной Седмицы. Рано утром в Светлый Понедельник Зина будит меня и возбужденно говорит мне:
– Боря, Боря, какой я видела сейчас чудесный сон! Мне сейчас Верочка Гостева явилась и благодарила. В белом платье, такая веселая и сказала: "Спасибо, мои, дорогие друзья! Вы оказались самыми добрыми из всех моих родных и знакомых! Но вам, пока рано умирать: поживите, потерпите, а потом мы с вами будем вместе!

Эти слова Верочки, переданные мне Зиной сейчас же после сновидения, я буквально запомнил на всю жизнь! Я далек от того, чтобы каждый сон считать вещим, и придавать каждому сну значение. Но такой сон, как сон Зины, такие слова Верочки, слова – соответствующие фактам, ибо мы молились за нее больше, чем родные, я считаю действительным явлением из загробной жизни и благодарностью "оттуда"!

Этот сон Зины, много содействовал моей любви молиться о умерших и чувствовать связь с ними. Всю потом нашу жизнь с 1912 по 1941 год ни я ни Зина не видели во сне Верочки и только недавно – месяца два тому назад (апрель 1941 год) я как в тумане видел во сне, что будто бы я весь день был на прогулке за городом и не заметил как быстро прошел день. Вдруг настал поздний вечер, мгла, туман, а я далеко за городом и жутко идти одному, вдруг, вижу, но неясно, как в тумане Верочку, а еще подальше совсем неясно сидит ее жених Алеша и Верочка говорит мне:

– Пора домой.

И чувство у меня такое появилось, что я не одинок, мне не жутко, они проводят меня до города. Тем сон и кончился. Если этот сон имеет значение, а не просто игра фантазии во сне то он указывает мне на близкий переход из этой жизни, что "Пора домой". То есть – пора готовиться!
http://www.tatarstan-mitropolia.ru/library/zapiski_fedora/
…………….
Замечательное сновидение

Рассказ послушницы Феклы

"Послушница Тихвинского Введенского монастыря (Новгородской губернии) по имени Фекла 5 декабря 1902 года, после причащения Святых Тайн, придя из церкви после обедни, почувствовала слабость и необычайно захотела спать, так что успела только снять с одной ноги чулок, да так и уснула и спала двадцать с половиною часов. Во время сна начала вздрагивать, страшно стонать, слезы текли у нее из глаз, всю ее сильно передергивало, как бы от страшного испуга; то она вдруг замирала, так что едва можно было уловить ее дыхание, а по всему лицу и на конечностях выступал пот; многие из монашествующих приходили смотреть на нее; все думали, что она до утра не доживет.

В одиннадцать часов вечера был позван фельдшер; он нашел, что пульс у нее нормальный, но разбудить ее не мог; пробовал поднять веко, но оно не поднималось; рот тоже невозможно было открыть; давал нюхать нашатырный спирт, но никаких признаков пробуждения не было видно, так ее и оставили до тех пор, пока она сама проснулась.

С трех часов дня до шести часов вечера она все улыбалась; хотя и были подергивания, но видно было, что они не от испуга, а от радости. В продолжение этих трех часов три раза громко сказала: "Господи", а сама все улыбалась. Потом сделала движение руками, как будто старалась что-то поймать, и громко на всю келью сказала: "Царица Ты Небесная". После этого лежала тихо и все улыбалась; еще раз сказала вслух: "Господи", - и потом проснулась.

Когда я уснула, вижу идет ко мне моя родная сестра Пелагея, умершая тринадцать лет тому назад в чахотке, шестнадцати лет от роду, девушка. На голове у нее был венчик, платье белое; и сказала она мне с улыбкой: "Пойдем со мной". И я пошла с ней. Шли мы полем прямо и пришли к такому темному месту, что и сказать трудно, а по ту и по другую сторону рвы: в один из них иноки падали, а в другой выходили. Тут сестра моя скрылась, а ко мне явились два юноши, светлые, красивые, такие, каких у нас и нет, и сказали они мне: "Пойдем". Тут я спросила их, за что эти иноки падают в ров? Юноши ответили мне: "За свою нерадивую жизнь в монастыре; они падают и встают опять, потому что нет теперь на земле наставников и руководителей и спасаться будут только одними болезнями и скорбями".

Один из юношей скрылся, а другой остался со мной и сказал мне: "Бодрствуй и крестись и пойдем со мной вперед". Взял меня крепко за руку и мы пошли. Место было темное, тесное, шел он очень скоро, так что я с трудом поспевала за ним. Вдруг явились страшилища (так она называла демонов); в руках у них была большая хартия, вся исписанная словами. Они поднесли ее к моим глазам и я тут увидела все свои грехи, от юности записанные.

В это время опять явился другой юноша, и я увидела у него крылья и догадалась, что это был Ангел-хранитель. Он строгим голосом сказал: "Не смейте сегодня устрашать эту душу, она причастница, и не показывайтесь впереди нас". Тут я увидела, что хартия сделалась совершенно чистая, грехи мои все изгладились и страшилища скрылись.

Тогда я с первым юношей пошла вперед, Ангел же хранитель скрылся. Путь был очень тесный, так что я с большим трудом шла боком за своим путеводителем по, темной лестнице, на которой страшилища, хотя и являлись, но не ловили меня. Мы с юношей подошли к большим печам, их было три; около печи были страшилища, они бегали с крюками, а в печах на решетках были точно дрова, которые горели, а страшилища вытаскивали их из печей, точно головни, и колотили их молотом. Вдруг из головни делался человек и с сильным ревом бросался опять в печь; тут я очень устрашилась, боялась, что попаду туда же, но юноша улыбнулся и сказал мне: "Крестись и пойдем дальше". Когда мы отошли, я спросила у него, за что эти люди посажены в эти страшные печи? Юноша ответил мне: "Сюда попадают все христиане, которые только по имени были христианами, а дела творили неподобные: не почитали праздники, бранились скверными словами, пировали рано утром. Бодрствуй и крестись", - сказал мне юноша и мы пошли дальше.

Пришли мы к очень темному месту, тут я увидела две высокие лестницы, демонов на них было очень много; по одну сторону этих лестниц была пропасть, по другую - большой чан, наполненный кипящей смолой; в этот чан бросали человека, который очень стонал, а кругом чана было много народа. Я спросила у юноши, за что же этих людей бросают в чан? Он мне ответил: "За зло и за гордость, это безкорыстный грех; а в пропасть - за клевету и осуждение".

Дальше мы пошли тем же путем и пришли к храмине, у которой не было потолка, а из этой храмины был слы-. шен сильный крик и визг. Когда мы вошли в нее, то я увидела множество людей: одни из них были одеты очень худо, другие - совсем голые - сидели друг к другу спинами, как бы не видя друг друга. Вдруг эта храмина заколыхалась, заклокотала, и я спросила у юноши, отчего это? Юноша ответил мне: "Сейчас сюда прибыла грешная душа". А на мой вопрос, почему эти люди сидят и не видят один другого, юноша ответил: "Эти люди жили на земле безпечно, не было за ними ни худого, ни хорошего, им нет теперь поминовения: потому и здесь не видят ни муки, ни отрады. Поминовением их можно было бы искупить, но поминать-то их некому".

Из храмины мы вышли и опять шли таким же узким путем, и я услышала еще издали шум и визг. Когда мы опять подошли к такой же храмине, увидели, что в ней было очень много народа: все сидели, наклонив головы на грудь. Здесь юноша оставил меня и я испугалась, когда увидела страшилищ, которые стали меня стращать: своими длинными руками они хотели меня схватить и сбросить на весы, которые стояли посреди храмины и на которых взвешивали добрые и худые дела; я очень испугалась, вся затряслась. Вдруг я увидела, что явился Ангел-хранитель и принес мой платочек, который я когда-то дала нищему, бросил его на весы, и платочек перетянул все мои худые дела. Я обрадовалась и вышла из храмины; Ангел же хранитель опять скрылся: ко мне явился опять юноша и мы с ним пошли дальше, но он шел так быстро, что я не успевала за ним и изнемогала от усталости. Юноша ободрял меня и говорил: "Крестись и бодрствуй". Я крестилась и мне становилось легче.

Мы опять подошли к храмине, около которой был смрад и визг. В этой храмине я увидела женщину, которая сидела посреди, платье на ней было все в кровавых пятнах, на голове, точно венец, обвилась медяница и было много разных червей; вокруг шеи тоже обвилась- змея и пастью своей впивалась ей в губы, а хвостом хлопала по ушам; другая большая змея обвилась вокруг ног и пастью доставала до груди и впивалась в нее; женщина манила меня рукой и просила помочь ей. Около нее был прикован как будто баран, но с лицом человека. Мне стало здесь страшно, я стала умолять путеводителя, чтобы он не оставлял меня, и мы с ним вышли из храмины. Я спросила его, за что эта женщина страдает здесь? Он ответил: "Это блудница, она на земле вся отдалась своим страстям, а здесь получает возмездие за дела свои".

Идя дальше, мы опять подошли к храмине очень большой и высокой; внизу этой храмины была большая пропасть с сильным пламенем. Посреди храмины был столб, обвитый змеями, на этом столбе были укреплены точно нары. Все они шатались, народу на этих нарах было очень много, все были очень страшные, а страшилища всех этих людей бросали в пропасть, сдирая с них платье, демоны же крюками из этой пропасти тащили их в нижнюю пропасть бездонную, где они и тонули. Я очень боялась, что и меня туда бросят. Здесь был такой смрад, что я задыхалась от него; змеи на меня разинули рты и хотели проглотить, а у одной змеи было три головы. Вдруг на воздухе является святая великомученица Варвара с чашей в руках; юноша здесь оставил меня одну. Она сказала мне: "Не бойся". Тогда опять ко мне явился Ангел-хранитель и сказал: "Вот что значит в понедельник пост всем Ангелам". Я спросила: "За какие грехи страдает этот народ?". Он отвечал: "За содомские грехи".

Потом привел меня юноша к стеклянным воротам; через них я увидела огромную комнату, посреди были накрыты столы, на них кипели самовары, стояли вина, а на тарелках были мыши, лягушки и разная скверность. За этими столами сидел народ, а другие плясали в пламени, и все эти люди очень кричали, точно чего требуя, а страшилища обливали их кипятком. Юноша на мой вопрос ответил: "Они не почитали праздников, рано, во время обедни, пили, ели и пьянствовали". Недалеко от этого народа целая партия плясала в пламени: они перестанут плясать, а их заставляют снова плясать. "Это за то, - сказал юноша, - что они во время церковной службы плясали и занимались разными играми".

Около этой храмины я увидела женщину, которая ходила и щелкала зубами; во рту у нее была сулема, она старалась то выплюнуть ее, то проглотить - и не могла. Юноша сказал, что это за сладкую пищу.

Тут опять мы пошли в храмину небольшую; там я увидела несколько человек, привешенных за средину живота, и за язык к потолку, они очень стонали. Мне сделалось очень страшно и я спросила у юноши, за что это они повешены так? "Эти люди кумовья, - ответил он, - жили худо, имели плотской союз между собою".

Потом мы опять пошли темным, тесным путем и подошли опять к храмине; когда мы вошли в нее, то я увидела, что какой-то человек стоит посреди храмины, в уши у него продеты раскаленные докрасна цепи и краями прикованы к двум противоположным стенам, у другого язык вытянут, и два страшилища режут его горячим тупым ножом, а у третьего из ушей пышет пламя. Я с великим страхом спросила у юноши, за что такое мучение? Он отвечал мне: "Первый разговаривал в церкви во время службы, за то у него пилят язык, а другой стоял невнимательно, не слушал пения и чтения, вертел головой, и вот за это она прикована у него здесь цепями. У третьего пышет пламя из ушей, этот человек слушал клевету и передавал ее другим".

Из этой храмины мы пришли к ледяному колодцу, у которого сидела женщина и разливала поварешкой воду в обе стороны. Я спросила у юноши, что эта женщина делает? Он ответил мне: "Она при жизни своей продавала молоко и разбавляла его водой, вот за это ее теперь и заставили отделять воду от молока".

От этого колодца был темный, тесный путь; юноша шел скоро, точно летел, а меня он уже тащил за руку, потому что я не могла следовать за ним. Я сказала ему, что не могу больше идти, он же сказал мне: "Бодрствуй, крестись и иди". Я почувствовала, что мы вошли на лестницу, прошли две ступеньки и вошли на третью: вдруг к нашим ногам упал человек и свалился в пучину, которая была под лестницей. Страшилища опять стали являться и я очень испугалась. Когда мы прошли лестницу, я спросила у путеводителя, за что этого человека ввергли в пучину? Он ответил мне: "Этот человек прошел все мытарства, а вот этого не прошел, потому что был жесток и немилосерд".

Идя от этой лестницы, я едва опять поспевала за юношей, так как он быстро шел. Вдруг я услышала страшный шум, а впереди увидела пламя. Путеводитель мой здесь скрылся и я очутилась около реки огненной, в которой вода сильно волновалась, но не такими волнами, которые бывают от ветра, а как-то особенно крутилась; в этой реке народу было очень много; через эту реку были перекинуты две тоненькие жердочки, и я увидала своего путеводителя на другой стороне реки. Он сказал мне: "Переходи сюда". А я говорю ему, что я боюсь упасть в реку и не могу идти. "Иди, не бойся, - говорит мне юноша, - ведь ты меня знаешь". - "Нет, я не знаю тебя, - отвечала я ему, - у нас нет таких как ты". Он опять говорит мне: "Ты знаешь меня, от юности ты любила меня, молилась мне и я привел тебя и устроил в обитель, а теперь ты меня забыла, вот уже два года, и не молишься мне". - "Нет, я не знаю тебя", - отвечала я ему опять. - "Я великомученик Георгий", - сказал он мне, и с этими словами опять приблизился ко мне. А до него страшилища гнали меня, говоря, что никому не миновать этой реки.

Святой великомученик Георгий взял меня за руку и повел через реку, а Ангел летит. По обеим сторонам образовались две стены, так что я не видела реки и безбоязненно перешла на другую сторону со святым великомучеником Георгием и мы пошли по берегу реки; народу было в ней множество, все они как будто старались выпрыгнуть, но снова окунались и громко кричали: "О, люто мне, люто мне".

В реке я увидела знакомого мужика из нашей деревни, который кричал мне: "Зачем ты здесь, уйди отсюда, тебе не вынести и одной искры этого пламени". В это время я почувствовала, что искра упала мне на руку (левую) и я вздрогнула. Я спросила у святого великомученика Георгия, за какие грехи здесь страдают люди? Он отвечал мне: "Здесь будут все самоубийцы и христиане, которые только назывались христианами, но дела делали не христианские, все те люди будут ниже неверных в этой реке, и освободить душу из этой реки очень трудно, надо много молитв и труда для этого освобождения".

Мы всё шли берегом, народу в реке было все меньше и меньше; наконец, подошли мы к широкому мосту, перешли его. Вдруг я увидела глубокий снег, был сильный ветер и вьюга, так что я шла с большим трудом, едва вытаскивая ноги; было ужасно холодно, я чувствовала, что все мои члены начинают стынуть от холода. Тогда святой великомученик Георгий сказал мне: "Бодрствуй и крестись". Подошли мы к большому полю, оно было покрыто льдом; лед был очень толстый и опять была сильная вьюга, святой Георгий скрылся от меня. И тут узнала я иноков (по одежде); сидят они, волосы у них распущены, все трясутся от холода и сильно щелкают зубами; мне стало их жаль, и думаю я, за что же эти иноки попали сюда? И, не видя святого Георгия, я и за себя испугалась, думала, что и мне здесь придется остаться. Но вот я почувствовала, что меня как будто теплым обдало и вдруг я увидала около себя святого Георгия, который сказал мне: "Эти иноки жили в обители и, нося ризу Царицы Небесной, жили безпечно, нерадиво несли послушание и роптали на трапезу. Там, на земле, они много колотили языками, а здесь Господь их заставил колотить зубами, но по молитвам Царицы Небесной они избавлены от вечного пламени".

От этого поля мы пошли дальше; я чувствовала, что становится все теплее и теплее, необыкновенный свет разливался по тому месту, по которому мы шли; вдруг я увидела огромное поле, покрытое травой и цветами; посреди протекала небольшая речка. Святой Георгий сказал: "Это обетованная земля и кроткие наследуют ее".

Мне стало так радостно и весело, что я стала улыбаться, и чем дальше мы шли, тем больше становилась трава и цветы красивее; свет становился такой, как бы светило не одно солнце. Среди этого поля стоял огромный храм, а близ него проходной коридор, где висело много черных мантий, в которых хоронят, их заменяют белыми. А кто не достоин, те будут черные, как головешки, и я видела несколько таких, но не узнала; им нет ни мучения, ни огня; они недостойны, чтобы им развязали руки.

Мы взошли на паперть и я услышала пение, да такое чудное, что нет слов передать его. Пели: "Свят, Свят, Свят", и "Воскресение Христово видевше". Внутри храма была такая красота, что и передать невозможно: двери, которые вели в храм, были точно из бисера и сияли разными огнями. В храме было очень много колонн, около них стояли монахини; по обширности храма их казалось мало. Я узнала некоторых живых еще наших монахинь и послушниц, но святой Георгий сказал мне: "Обратишься назад в житейское море, не говори никому про живых, кого здесь видела, чтобы они, узнав про себя, не возгордились. Что не запрещаю, то все можешь сказать".

В храме так было чудно хорошо, что я невольно воскликнула: "Господи, Ты..." Посреди храма была огромная гора, точно хрустальная, переливалась она разными радугами, я хотела взглянуть наверх, но там было так светло, что меня сразу ослепило и я скорей опустила голову. Святой Георгий сказал мне: "Храм этот приготовлен для последних иноков, но мало их будет: нет теперь на земле наставников и руководителей, и немногие могут спастись, но зато какое блаженство Господь уготовил им!". Удивляясь всей этой красоте, я только и могла говорить: "Господи, Господи...".

Вдруг святой Георгий сказал: "Смотри, смотри, вот Царица Небесная спускается сюда". Я взглянула и увидела Величественную Жену, красоты неизреченной, в короне и в порфире. Она спускалась по воздуху, улыбалась и близко подлетает ко мне, так что я хотела обеими руками схватить Ее, и я воскликнула: "Царица Ты Небесная". Она улыбнулась, перекрестила меня три раза и тихо сказала: "Святой Георгий, возврати эту душу обратно".

Святой Георгий сказал мне: "Молись Ей, молись всегда. Она Заступница всех христиан, день и ночь Она молится перед Сыном и Богом, а особенно молится за иноков, чтобы они не посрамили ризы Ее, которую носят".

Тут я увидела, что все попарно идут прикладываться, и я со святым Георгием прикладывалась. На аналое лежало Евангелие и икона Знамения Божией Матери.

Когда мы вышли из храма, то пошли в храм рядом с этим, но гораздо меньше. Посреди храма - три стола, вокруг этих столов стояли прекрасные юноши, сидели отроки и плели венки из разных цветов, которые были насыпаны на всех столах в великом множестве; юноши эти учили отроков плести венки; все они вместе очень хорошо пели "Аллилуйя".

Среди этих отроков я увидела своего племянника, который умер в этом году: он, увидя меня, улыбнулся, но не подошел ко мне, и мне сделалось очень обидно, что он не заговорил со мной. Здесь я долго стояла, и мне не хотелось уходить, но святой Георгий взял меня за руку и мы пошли из храма. На мой вопрос, для кого плетут эти венки, святой Георгий ответил: "Для праведных".

Недалеко от этого храма я увидела три обители; святой Георгий сказал мне: "Это обитель Введенских Игумений". Когда мы подошли к ним, то из одной обители вышла (недавно умершая) наша игуменья Рафаила, она обратилась ко мне и сказала: "Ты, Феклушка, здесь уже? Да я тебя еще не возьму, тебе надо еще потрудиться в своей обители". Еще спросила у меня, как поживаем, и когда я стала ей рассказывать, то она сказала мне: "Я знаю, все знаю. Помоги, Господи, матушке Апполинарии, я за нее и за всех сестер молюсь".

Когда матушка отошла от меня, я пошла к красивому домику; у дверей ломика я увидела свою старицу монахиню Людмилу, она отворила дверь и радостно сказала: "А, и ты пришла сюда, да тебе еще рано, я еще не возьму тебя". Она ввела меня в келью, где было множество икон; здесь было у нее очень хорошо. Потом она села к столу и что-то писала. Вдруг послышался звон и старица сказала: "Теперь иди домой, а мне надо идти к обедне".

Когда я вышла от нее, то встретила матушку Поликсению; она очень обрадовалась, когда увидела меня, и сказала: "Ах, Феклушка, ты уже здесь? Но ведь еще рано тебе". Крепко меня обняла и показала свою келью: это был красивый одноэтажный домик. Она сказала: "Я все знаю, молюсь за своих келейных и жалею их".

Когда она отошла, я встретила первую мою старицу (старшую при молочной на скотном дворе). Она тоже очень обрадовалась, крепко меня обняла, говоря: "И ты, Феклушка, пришла к нам?". Я спросила у нее: "Матушка, ведь вы - умершая, хорошо ли вам здесь?" - "Было раньше не особенно хорошо, - отвечала она, - сама знаешь, с народом жила, много греха было; но сестры в шесть недель умолили за меня, теперь-мне хорошо".

Она отошла от меня, я осталась стоять среди поля, тут явился святой Георгий, и мы пошли дальше. Поле становилось все красивее; вдали виднелись ворота; вдруг я увидала, что посреди поля идут монашествующие, все больше полками, в белых, светлых и парчовых мантиях, в золотых и серебряных венцах.

Много шло святителей в золотых одеждах, в венцах и с крестами; в пятом полку узнала своего священника, очень хорошей жизни.

Впереди монахинь шли игуменьи с посохами; много узнала своих умерших сестер, некоторые рясофорные были в мантиях белых с золотыми венцами, а другие в белых с серебряными венцами, у некоторых были букеты из чудных цветов. Все знакомые монахини кланялись мне и улыбались, а одна послушница сказала: "Феклушка, и ты пришла к нам! Да не совсем - вернешься обратно".

Во главе священства шел святитель в митре, весь в золоте и с крестом в руке. В пятом полку узнала трех иеро монахов большого Тихвинского монастыря, в том числе и отца Клавдиана, с крестами в руках. Все они были веселы и все как будто в одних годах, лет тридцати; а мирские шли по краям с двух сторон, их было так много, как бы в воздухе комаров; все они проходили в ворота.

Вдруг явился около меня седой старичок в блестящей одежде и в крестах, я узнала в нем святителя Николая:

"Пойдем, теперь надо возвратиться обратно". И мы с ним пошли. Тут я никого не видала; пришли мы на другое поле, которое похоже на нашу сенокосную полянку, только течение реки как будто другое, с восточной стороны; на этом поле я увидела своих монахинь и послушниц, которые косили траву, а некоторые гребли сено, и светло было у них; они пели очень хороший псалом: "Пресветлый Ангел мой Господень".

Вдруг в воздухе точно блеснуло что-то и я увидела небольшой венчик над тем местом, где работали наши: он золотой и все делался больше и больше; то он поднимался, то опять опускался; а с восточной стороны идет точно игуменья с посохом в руках, а сама все крестит всех, но я не узнала, которая игуменья.

Тут я оглянулась и посмотрела за реку, там было очень темно. На самом берегу стояли наши, живущие в монастыре; волосы у них были распущены, им, по-видимому, хотелось перейти на эту сторону, но только они подойдут ближе, берег реки начинает обваливаться, и они вместо того, чтобы приближаться, все отдалялись; мне стало их очень жаль. Вдруг, в это время явился ко мне в облачении с крестом о. Клавдиан. Он сказал мне: "Не говори никому, кого ты видела за рекой, они, быть может, милосердием Божиим и покаются".

После этих слов я опять увидела около себя святителя Николая, он сказал мне: "Теперь пойдем, я провожу тебя". И точно, мы пришли в келью, и он скрылся.

Вдруг открывается дверь в келью и входит умершая наша матушка игуменья Рафаила, в парчовой блестящей мантии и в венце на голове. За ней входит другая монахиня, высокая, черная, а одежда на ней еще светлее, на голове корона; она стояла позади матушки игуменьи и улыбалась, а матушка подошла ко мне и сказала: "Вот ты теперь больна, пособоруйся и поправишься". Тут матушка три раза перекрестила меня. Я спросила: "Матушка, кто это с вами?". Матушка ответила мне: "Это наша благоверная царица, схимонахиня Дарья". Она стоит и улыбается, издали перекрестила меня и они обе скрылись.

После этого я проснулась, окинула взглядом всю келью, и какая грязная и мрачная показалась она мне после того, что я видела. Сначала никого не узнала, кто был около меня, такие они мне показались дурные, черные, после тех, каких я видела в поле и которые шли полками.

Немного погодя я совершенно пришла в себя, узнала всех и первое слово мое было к ним: "Девушки, не делайте никому зла. Что будет вам на том свете за зло, страшно и подумать".

После этого сновидения она пролежала в постели пятнадцать дней, была очень слаба, можно сказать, находилась между жизнью и смертью, сильный был у нее страх, все ночи горела лампа, каждую ночь двое или трое приходили к ней спать, с одной своей старшей она боялась оставаться. Так она была слаба, что когда приходилось вставать с постели и не успевали ее поддержать, то она падала на пол.

В девятнадцатый день вечером ее соборовали, с Трудом ока могла стоять; во время Евангелия ее поддерживали под руки, по прочтении же последнего она почувствовала крепость, какую-то особую бодрость, и с этого дня стала поправляться, и теперь совершенно здорова, ходит на все послушания; страх ее также прошел.

Девица эта живет в монастыре семнадцать лет, почти неграмотная, с трудом читает Псалтирь, целыми днями находится в монастырских послушаниях, весьма хорошей жизни, усердная в труде, кроткая, скромная, одним словом, живущая в страхе Божием. В настоящее время ей тридцать три года; несколько лет она жила при больной старице и ходила за нею безропотно. Первое время она и говорила плохо, так как в их деревне Олонецкой губернии особое наречие. Об участи праведных и грешных она мало имеет понятия, так что воображение на нее не могло действовать" (Взято из Почаевского Листка, а также из Афонского Листка, изданного обителью Вознесения Господня, на котором отмечено: "Перепечатано с дозволенного цензурою").
http://www.truechristianity.info/mysteries_of_the_afterworld_01.php

........................................

Добавлено спустя 54 секунды:

Приведем здесь прекрасный рассказ, взятый нами в сокращении из книги известного русско-галицкого прот. Иоанна Наумовича.

"Дед Онуфрий однажды рассказал своему внуку Николаю следующую историю про ясновидящую, дочь помещика того имения, где он жил.

- Богаты были наши помещики, - так начал он свой рассказ, - ужасно богаты, и деток им Бог послал тоже, но те у них как-то все не росли. Бывало, родится ребенок дюжий, здоровый, но как только вступит в пятый годок - вдруг скоропостижно умирает, точно косой его скосит. Так умерло у них десять детей, и все по пятому году. Сколько покойница барыня ни убивалась, сколько ни раздавала денег нищим, на церкви - ничто не помогало.

Умер десятый ребенок, и пять лет после того детей у них уже не было. Едет она, бывало, на кладбище, велит разобрать каменные могилки, открыть гробики, - плачет над ними, убивается - до обморока. Опротивели им уже всякие имения, да и подлинно: на что ж человеку все это, когда нет у него ни одного ребенка? Но вот раз приходит к ним в усадьбу старик нищий, седой совсем, старый-престарый. Барыня вышла к нему, подала серебряную монету, да и говорит: "Молись, дедушка, чтобы Господь нас помиловал". А дед-то ей в ответ: "Помилует вас Господь милосердый, помилует, только вы покайтесь, не обижайте народ, будьте к нему милостивы. Поезжайте-ка вы в Почаев, в лавру, говейте там три дня, потом исповедайтесь и причаститесь, да пусть монахи отслужат вам обедню заказную с акафистом Богородице, а вы всю ту службу чтоб оба стояли на коленях, а когда будут читать Евангелие, можете с колен подняться". Барыня послушалась, подала дедке еще такую же монету, и сама побежала к барину, - а нищий тем часом куда-то исчез.

О чем там они говорили, - неизвестно, но назавтра барин велел запрягать лошадей, и поехали они оба в Почаев. Молитвы ли чернецов, милость ли Божия, только после того года - великая радость у наших господ: послал им Бог снова дочку, и окрестили они ее Анной. В тот день, когда ее крестили, созвал барин своих управителей, писарей и всех присмотрщиков и сказал им так: "Смотрите, чтобы во всех моих имениях нигде следа не было ни палки, ни плети. Кто из вас посмеет ударить кого-нибудь из людей моих - лишится места! Кому сделано какое притеснение, обида - за все наградить; ничьей обиды и притеснения я не желаю".

И растет их девочка, растет,- не ребенок, а настоящий ангел: так хороша собой да прекрасна, что, кажется, весь свет исходи, другой такой нигде не сыщешь. Проходит уже пятый год, в котором все старшие их детки умерли, - господа от забот не знают покоя ни днем, ни ночью: все холят, да нежат ее, да берегут. На пятом же этом году везут они ее в Почаев, к тому старенькому монаху, что предсказал им Божие помилование. И читает монах над ней молитву и Евангелие, двенадцать других чернецов правят соборную обедню, - и обмывают ее родители Почаевской водой, и что кто ни укажет - молитву ли какую читать, жертву ли куда принести, все то охотно делают.

Господь, точно, их помиловал: девочке пошел шестой годок, а она растет себе, красуется на радость родителям, что твой маков цвет, - такой красавицы, говорю тебе, ни до того, ни после у нас не видали. Но еще краше была ее душенька. Бывало, всякий день идет к обедне в церковь, стоит там степенно и со страхом, - как сейчас вижу ее перед собой, сердечную! - и молится горячо и с умилением; а по окончании божественной службы раздает нищим деньги и всем вдовам, больным, убогим, всем, кто не в силах сам работать и кормиться, велит приходить и присылать в усадьбу за мукой, за крупой, солониной и всяким добром. Зато у нас на посаде все про нее, про барышню Анну, только и говорили, как про настоящего ангела, хранителя и утешителя.

И выросла девица прекрасная, и со всех сторон стали наезжать к ней женихи: тот богат, этот еще богаче, один красавец, другой еще лучше; но никто не пришелся ей по сердцу. Она все лишь читает святые книги, все только молится, да творит добрые, милосердые дела.

Анне минуло восемнадцать лет, и была она всегда здорова и весела, точно молоденькая серночка в лесной чаще. Никто и не думал, чтоб ей на долю выпала не такая свадьба, о какой мечтали ее батюшка с матушкой. В самую Великую Пятницу, когда мы собирались к плащанице, стали в народе говорить, что барышня Анна разболелась. На другой день, коляска за коляской, скачут уж к нам в усадьбу доктора из Львова; пробыли у нас несколько дней, думали, гадали и разъехались, сказав, что такой болезни никто никогда и не видывал. Плакал народ на всем посаде из конца в конец, даже жидовство, и то молилось в своей "школе", и не было человека, кто бы горячо о ней не молился. А болезнь ее, точно, была особенная, невиданная. С утра говорит со всеми, ни на какую боль не жалуется, только лицом стала бледнее, да с тела спала, и так была слаба, что руки не могла поднять. А как двенадцать часов пробьет, с полудня значит, закроет глаза и лежит как мертвая, губами только шевелит, и все говорит, говорит, говорит!

И так чудно, милый мой, говорила такие все слова, что я сам никогда бы не поверил, ежели бы своими ушами не слышал. Говорила про души человеческие, куда они по смерти отходят, и рассказывала, что она их видит и с ними беседует. Всякого узнавала, и при том всякого такими словами наставляла, учила, что никто из бывших там не мог удержаться от слез. Хотя глаза у нее постоянно были закрыты, - перстами книгу читала, сказывала, сколько времени на часах, минута в минуту, когда часы прикладывали ей к сердцу, и про каждого из знакомых все знала, и где что на свете деется - угадывала. Старые господа оба заболели; при ней находилась только ее верная старшая горничная девушка, да другие слуги, а народ валил к ней смотреть, будто на какое диво. Но когда приходил человек, тяжко перед Богом грешный, например, жил обманом, кривдой людской, или безбожник какой, в Бога не верующий, или такой, что любил непотребные, гнилые слова говорить, или клясть, или такой, что худо в супружестве жил, дурной пример подавал детям, - то человек этот был еще на дворе, а она уже видела его духом и говорила: "Не пускайте ко мне этого человека (или эту женщину): это безбожный человек, как он войдет, со мной будут корчи".

Николай. И ты тоже был у нее, и видел ее, и слышал ее разговор?

Онуфрий. Разнеслась по всему околотку кругом молва, что с барышней Анной приключилась болезнь, да не простая: в сонном видении она все знает и дивные речи говорит. Повалил к ней народ валом, - идут и идут в усадьбу, точно на базар или в церковь к явленной иконе. Я сначала не поверил, - знаю ведь, народ наш зачастую сглупа болтает, да еще, как говорится, к былям всякие небылицы привирать любит; но потом и меня взяла охота побывать в усадьбе. Иду, но тут как раз повстречался мне ныне покойный батюшка, отец Андрей Левицкий, да и. спрашивает: был ли, мол, в усадьбе, видел ли барышню Анну?

- Сейчас вот собрался, - отвечаю. - Но не возьму я все хорошенько в толк, батюшка, что это народ к ней так повалил? Идут и едут без конца!

- Стоит идти и ехать, мой милый! Есть на что посмотреть, есть что и послушать. Такие дела незауряд дается видеть и слышать человеку.

- Что же это такое? - говорю. - Подлинно ли, батюшка, духовный отец, она святая?

- Поистине святая, потому что душа чистая и богобоязненная, - отвечает батюшка. - Ежели и был на ней

грех какой, то лишь самый обыкновенный, и она очистила его своими добрыми делами. Она, понимаешь ли ты, ясновидящая.

- А что такое ясновидящая? Я этого слова не понимаю.

- Издавна, сын мой, бывали люди добродетельные и чистые, перед Богом, которые получали от Бога такую благодать, что не только яснее видели здешнее, земное, но еще при жизни, в этом мире, возносились душой своею превыше земли и зрели дела загробного мира. Такая ясновидящая и есть Анна. Она, видишь ли, жила вся в Боге, в молитве, в добрых делах милосердия и сострадания, и она поистине была "не от мира сего". Потому что мир наш - мир злой, лукавый, нечистый, грешный. Она явилась здесь лишь на короткое время, чтобы показать другим, как жить праведно, богоугодно. Потому-то теперь наступает конец земной ее жизни, и отходит она в свое истинное, небесное отечество, к чистым и светлым духам, но пока еще отойдет, говорит нам о небесном, чтобы мы покаялись и начали совсем другую жизнь, коли хотим получить спасение.

- Вы были уж у ней, батюшка?

- Был, она велела позвать меня к себе, как только занемогла, с первого дня, и просила, чтоб я от нее не отходил. Я пробыл там четыре дня, но больше не мог выдержать ее разговора: кто ее ни слушал, все были не в силах удержаться от плача.

- Что ж она говорила?

- В первый день, как только впала она в этот сон свой, велела позвать барина с барыней и всех слуг, всю дворню, и сказала при мне, что умрет непременно, но чтобы никто о ней не плакал, потому что отходит она в такое место, где нет ни горя, ни скорбей; а жили бы все по-христиански, в молитвах, в любви, да в добрых и святых делах.

- Это ты, отец Андрей, - промолвила она. - Спасибо, что пришел проведать!

А потом к Тимофею служителю:

- Подойди поближе, Тимофеюшка, ты верный слуга мой, и друг, и брат мой милый! Не плачь, зачем плакать! Зачем все вы плачете? И ты, отец Андрей, плачешь?

Я не мог вымолвить слова, меня душили слёзы, безмерная печаль сжала всю душу мою! Выплакавшись вволю, я оправился и сказал:

- Как же об вас не плакать, когда вы так больны! Все мы вас так любим, барышня, госпожа наша милая! Душа невольно ноет и болит!

- Не называй меня ни госпожей, ни барышней, - говорит, - это земные слова. Там, куда я иду теперь, нет таких слов. Один Бог - Господин всего мира, а мы все - братья и сестры, и я, видишь, говорю тебе "ты".

- И она все так, - спрашиваю, - с закрытыми глазами говорила?

- Пока бывала в том сне, постоянно имела глаза закрытые, но видела всякого, кто к ней приходил, всех узнавала, всякому что-нибудь особенное говорила. Мы даже давали ей книги и запечатанные письма, и она перстами их читала, не глазами, а именно перстами, лучше сказать - духом своим, каким-то особым чутьем. Оттого-то люди в таком сне и зовутся ясновидящими, что они видят и сквозь переплет, что написано в книге, и сквозь каменные стены, что делается на дворе, и за тысячи верст, что где происходит на свете.

Николай. Как так? Стало быть, она знала будущее, что должно случиться?

Онуфрий. Нет, этого она не знала, будущего не предсказывала и ни о чем таком, что еще только должно случиться, кроме смерти своей, не говорила. Когда мы ее спрашивали насчет будущего, - кто сколько лет проживет, например, или что другое, она или молчала, или отвечала коротко: "Бог весть".
Николай. Я не понимаю, как могло быть, чтоб она видела на такую даль, за тысячи верст, где что на свете деется!
Онуфрий. Душа без тела, или, как говорится правильнее, вне тела, совсем иначе видит все и знает, чем как душа в теле, потому что земное тело грубое, тяжеловесное и держит душу как бы в темнице, в плену, в неволе.
Николай. Ну, а ее ж душа была разве не в теле?

Онуфрий. Такова была Божья воля, что, и не совсем еще отделившись от тела, могла она уже вознестись в другой мир.

Николай. Мне просто не верится почему-то, чтобы так могло быть на самом деле!
Онуфрий. Если мне не веришь, поверь святому апостолу Павлу. Он тоже рассказывает, что знал двух подобных людей, одного - "восхищена бывша даже до третьяго небесе", другого - "восхищена бывша в рай и слышавша неизреченные глаголы". Значит, уже во времена апостола Павла в числе обратившихся ко Христу людей было двое таких, что еще при жизни вознеслись духом, один до третьего неба, а другой - гораздо выше, в самый рай, и этот другой слышал там какие-то слова, которых человек и сказать не может, и не в силах.
Николай. Чудеса ты мне говоришь, дедушка! Но продолжай, что еще рассказывал тебе покойный отец Андрей?
Онуфрий. Передам тебе лишь вкратце, потому что рассказывать все отняло бы слишком много времени. Говорил он мне еще, что Анна три дня рассказывала про ад. Явился ей в первый же день болезни, дух, Ангел-путеводитель, который водил ее по тем бедственным местам, что мы называем адом. Рассказывала про тьму и страшные муки, в которых пребывают великие грешники, те, что при жизни здесь, на земле, противились Богу и Его заповедям, но подолгу смотреть на это она не могла, только все повторяла: "Люди, люди, братья! Почитайте образ Божий - душу свою, любите Бога и ближнего, хвалите Бога и крепко держите Его заповеди, чтобы не прийти в это несчастное место! Всякий, кто попадет сюда - будет безмерно и безконечно жалеть о своем неразумии, потому что здесь грешник проклинает час, когда родился; но паче всех мучаются те, что других доводили до греха, наставляли на зло". Когда говорила про те муки, слезы текли у нее из глаз, а люди, слушая ее, плакали, и много было таких, что искренно каялись.
Николай. Однако же, все это она говорила во сне?
Онуфрий. Да, во сне. Когда сильно уставала и не могла более выносить того, что видела, сейчас приказывала себя будить.
Николай. Как же будить-то?
Онуфрий. Ты верно думаешь - так будить, как будят спящего? Вовсе не так, потому что можно было шевелить ее, даже сильно уколоть чем-нибудь острым, - она ничего не чувствовала. Чтобы пробудиться, она приказывала приложить стекло себе к сердцу, и после того только открывала глаза и была такая измученная, усталая, что не могла промолвить слова. Когда расспрашивали ее про то, о чем она во сне говорила, она ничего не помнила.
Николай. А про жизнь на небесах тоже говорила?
Онуфрий. Про это я и хочу теперь рассказать тебе как очевидец, потому что я был у нее уже на четвертый день, вместе с отцом Андреем Левицким. Когда мы вошли, она уже лежала во сне с закрытыми глазами, но она сейчас обоих нас узнала и проговорила шепотом наши имена. Мы подошли к ней; она лежала на спине со скрещенными руками - как есть покойница, только чуть-чуть заметно дышала! Потом вдруг заговорила:

- Ах вижу свет, прекрасный свет! О, как тут сладко, как любо! Слышу вдали тихие звуки, - ах, какое дивное пение! Но это не земное пение, не земных голосов, - это такое пение, что и сказать вам не могу, потому что в языке человеческом для этого нет слов!
Вид ее совсем изменился: грудь тихо воздымалась, на лице было написано великое счастье, блаженство. Отец Андрей стал ее расспрашивать:
- А есть теперь при тебе твой путеводитель, Анна.
- Есть, но он уже не такой грустный, как в те дни, когда мы носились по местам темным, среди темных и несчастных духов. Ах, какой он нынче прекрасный, какой ясный! Не могу наглядеться на красоту его, не могу надышаться и насытиться той любовью, что разлита по всему этому небесному воздуху и наполняет собой все!
- А зришь ли, Анна, каких-нибудь блаженных духов?
- Вижу, и сама уже нахожусь между ними.
- Видишь ли кого из знакомых?
- Вижу много знакомых.
- А кого видишь ближе всех?
- Старую бабушку Семеновну из нашего посада, которую мы недавно хоронили, которую никто не хотел проводить по-христиански до могилы, потому что бедна была, не на что было угощенье справить, водки купить, - о, какая мерзость! - она говорит со мной. Она здесь не старая, а прекрасная, дивно прекрасная, преображенная.
- А как ты ее узнала?
- Души здесь все между собой знакомы, потому что видят всё ясно.
- Что ж она тебе говорит?
- Благодарит за то, что я ей рубашку сшила и тело ее проводила до могилы.
- Разве такое доброе дело - проводить покойника до могилы?
- Да, это означает любовь, а любовь выше всего. Примолкла немного, как будто от усталости, потом опять сильнее начала дышать, и снова заговорила.
- Люди, братья мои! Сколько между вами таких грешников, что не думают никогда о загробной жизни, не ходят в церковь из лености, не молятся, предаются недобрым мыслям, творят злые дела, ни о чем не заботятся кроме тела! А что такое тело наше? Ничтожная оболочка, подобная той, что сбрасывает с себя крылатое насекомое, улетая на вольный воздух. О, как бы мне хотелось рассказать вам все, что здесь вижу, но не могу!
- Почему не можешь, Анна? - спросил отец Андрей. - Расскажи нам все, расскажи! Мы хотим знать, что там будет.
- Невозможно рассказать. У вас на земле нет для того слов, а у меня в груди - силы. Ежели бы всякая капля моей крови превратилась в тысячу языков, да всяким из тех языков я могла бы говорить так, как умел говорить свт. Иоанн Златоуст, поймите, - я все-таки не в силах была бы высказать и одной стотысячной доли того счастья и той красоты, какие здесь вижу. О, просите братьев ваших, соседей, друзей, молите их, увещевайте, - пусть оставят грешную жизнь, пусть каются и начнут вновь жить честно, по-христиански: тогда все будут счастливы, блаженны.
- И в чем же заключается это счастье, Анна? Что составляет это блаженство?
- Любовь, любовь! Святая любовь, что царствует здесь между всеми блаженными духами!
- А еще что?
- Красота и величие, безконечная глубина, и высота, и широта дел Божиих! Это звездное небо вы стараетесь изучать на земле - вычисляете, догадываетесь, и все-таки мало знаете о нем, а здесь все видно и все ясно. А как безконечны эти светила и красота и величие их, так безконечно блаженство - видеть и познавать дела Божий и прославлять Бога!
- А духи могут возноситься к этим светилам, куда ни пожелают?
- Могут, куда ни задумают и ни пожелают, но лишь на такую высоту, какая им по силе: есть и такая красота, которую не может вынести и дух чистый, доколе еще совершеннее не очистится, еще более не приблизится к Богу.

- А ты далеко ль видишь?
- Нет, теперь еще недалеко, потому что я еще не совсем свободна от тела. Оно еще влечет меня к вашей земле. Завтра тело мое еще более ослабеет, и проводник мой поведет меня выше. О, как я жажду видеть все чудеса красоты, которые теперь вынести была бы не в силах!
- Как это ты была бы не в силах вынести?
- Да так, подобно червяку, привыкшему с рожденья рыться в земле. Земной червяк не в силах переносить свет солнечный, и когда выбросят его на солнце, он вьется, коробится и погибает: так и душа, рожденная на земле, не может сразу вынести действия высших небесных красот и блаженства
- А там все равны между собой?
- Все равны любовью, но не все равны совершенством. И там есть степени совершенства и степени блаженства.
- Кто ж там выше всех поставлен?
- И в том небе, где я теперь, я вижу некоторых духов в венцах. Они тут более всех прочих блистают. Проводник мой говорит: "Это учители и просветители народов!". Их наибольшая перед Богом заслуга, им тут наивысшая и честь. На то учители, чтобы всем умом и всем сердцем учили познавать истину и правду, в церкви ли или в школе, словом или писанием - распространяя свет Божий и любовь к Богу и ближнему между людьми и народами. Но горе тому учителю и тому духовному пастырю, который напрасно лишь занимает свое место, или дурно учит, дурной пример подает собою другим! Такие сюда не придут! Когда она это сказала, я вспомнил нашего покойного учителя Леоновича и спрашиваю:
- Анна, скажи мне, не видишь ли ты там моего учителя Леоновича?

- Нет, не вижу.
- Отчего?
- Оттого, что он выше, гораздо выше, - мой проводник это говорит. Но его можно вызвать сюда
- Каким это образом?!
- Духи с высших небес могут приходить на низшие ступени, только низшим на высшие нельзя
- И ты вызовешь его, Анна?
- Проводник мой вызовет. Три минуты времени на это надобно.
Отец Левицкий посмотрел на часы, и когда прошло ровнехонько три минуты, она сказала:
- Вижу его, - прекрасный, увенчанный! Все здешние духи воздают ему честь, славят его песнями. Ах, как все это дивно, как прекрасно. - не могу и сказать вам! О, если бы я могла хоть отчасти описать вам то, что здесь вижу! Но это невозможно, это не для вас, земных!
- А к нам в этот мир, не сходят ли иногда духи из другого мира?
- Сходят и являются иным в сновидении, кто заслуживает это, присутствуют при богослужении за их души, хоть они и не имеют нужды в наших молитвах, но радуются нашей любви. О, иду дальше, возношусь выше и выше, и все сильнее и яснее чувствую здешнее неизреченное счастье, блаженство! Разбудите меня, потому что я не в силах долее его выдерживать.
Отец Левицкий приложил ей стеклянный стакан к груди, она проснулась и открыла глаза. Когда мы стали рассказывать ей, что она говорила, - она ничего не помнила и не могла повторить, потому что душа ее, вступив обратно в тело, видела уже только земной мир - комнату, постель и людей, ее окружавших.
Сильно была утомлена и слаба, но, когда предлагали пищу - ничего не принимала, чем она и жила - непонятно. Но я, сынок; никогда бы и не закончил, ежели бы все стал рассказывать. Потому скажу тебе только, что барышня Анна после того еще три дня говорила о небе, и все выше и выше возносилась, - видела святых, и про них рассказывала, и нас наставляла почитать их память и учению их следовать, чтобы достигнуть вечного спасения и небесной жизни. О, кто в силах рассказать, что мы слышали! От ее слов самый закостенелый и жестокосердый грешник не мог не плакать, как дитя, и много людей обратились на правый путь, - пьяницы перестали пить, насильники и обманщики ближнего и всякие грешники каялись.
Четвертого дня к вечеру больная сказала, что ровно в семь часов и пять минут душа ее совсем отрешится от тела, и велела себя разбудить. Когда проснулась, подозвала к самой постели отца Андрея Левицкого и поцеловала у него руку, поцеловала потом верную свою подругу и неотступную сиделку в болезни - старшую горничную девушку Марью; велела обнять и поцеловать за нее отца и матушку, утешить их и попросить, чтобы не плакали; но они лежали оба больные без памяти, и врачи никого к ним не допускали; попрощалась со всеми, велела созвать всех дворовых людей, благодарила их за услуги и всякого благословила. Тут поднялся плач безмерный: все рыдали, у меня у самого слезы лились в три ручья, потому что никогда такой кончины я не видел. Когда часы показывали семь и пять минут, больная глубоко вздохнула, и душа ее оставила прекрасное земное ее тело. Никогда не видел я такого прекрасного, ангельского лица, никогда не замечал у покойника такой светлой и радостной улыбки, как у нашей барышни Анны, когда одели ее в белое платье, гроб и всю ее усыпали цветами...

На похоронах Анны премножество было народу со всех сел, и множество господ понаехало издалека, и все плакали, потому что все лишились в ней земного ангела ("Четыре путеводителя доброй жизни").
http://www.truechristianity.info/mysteries_of_the_afterworld_01.php
………………………………………………………..

«…Мама у Евдокии тяжело болела, была гангрена ног, под кожей все мышцы сгнили, стали как кисель. Евдокия смажет ноги святым маслом, ей легче. В 1980 году она умерла. Начала матушка (Наталия Буранова) читать канон по умершей, читала несколько дней. Во сне видит: в дверь входит умершая и просит читать канон Паисию Великому: "Только Паисий поможет, ты одна меня не вымолишь". Канона не было, нашли только молитву. Почитала молитву 40 дней, она снова явилась и сказала печально: "Как жалко, как много там осталось". В другой раз матушка рассказала, что канон нашли, долго молилась, и умершая снова пришла - много, говорит там еще осталось.

Стала матушка за многих умерших читать канон Паисию Великому. И шесть лет читала его без перерыва: 40 раз прочитает, снова 40, снова 40 раз... В синодике было записано 1080 человек своих земляков - две деревни и много из Ижевска...
Сестра Евдокии умерла раньше мамы на год, до 40 дня явилась к матушке на кухне, спросила: "Где Евдокия? У меня ниток не хватает. Мне некогда, я пойду". В другой раз явилась в церкви на левом клиросе во всей одежде, говорит: "Мои-то погибают, поставь свечу Тихвинской и Взыскание погибших", мне некогда, я пошла".

В третий раз явилась и говорит: "Скажи моей дочери, чтоб в среду и пятницу ела постное". А дочери своей приснилась во сне и говорит: "Что же ты меня не перепишешь, скоро день рождения, а ты не перепишешь". Она ей отвечает: "Бумаги потеряла". А ты, говорит, иконки-то раздавала, там она и осталась. А она была записана в монастыре навечно о здравии, за упокой после ее смерти не переписали, квитанцию потеряли. После сна она вспомнила, кому отдала иконки, и записи нашла. Последний раз пришла через год вместе с мамой, сестра впереди, мама сзади, трясут матушкину кровать. Проснулась. "Спасибо, - говорят, - что помогли".

Как начала матушка читать за умерших канон Паисию Великому, стало много искушений, страхов. Сидела как-то на кровати в сенках, вдруг взорвалось что-то очень сильно, пламя на кухне, хруст, как будто сухари грызут. Оградила крестом - ничего не стало. Пожаром пугали, проснулась: полная изба дыму, испугалась, стала звать Евдокию - все исчезло. В другой раз ночью вязала в темноте, без света, вдруг за окном пламя, будто соседи горят, разбудила Евдокию - вспыхнуло и не стало.
Много раз видела ад. Пугают, морозят, на лоб кладут холодные руки, угрожают убить. Когда рассказала об этом о. Василиду, посоветовал, чтобы не читала о самоубийцах.

Сами умершие являлись к ней, просили помолиться. Матушка еще не знает, что они умерли, а деревенских опросит - умерли недавно. Говорят: "Скоро Страшный суд, до Страшного суда помоги нам, Нина".

Пришла к ней врач Евдокия Степановна домой, говорит: "Помоги мне, Нина". Спросила у деревенских: да, умерла.
Умерла жена двоюродного брата неверующая, еще письмо не пришло о ее смерти, а она уже видела, как ее тащили "туда". Умер Иван, муж сестры Евдокии. Матушка лежала, не спала, глаза закрыла и видит Ивана: лежит длинный, длинный, голова коровья.

Много видела матушка Наталья чудес наяву и много чудных сновидений. Ей открывалась загробная участь умерших, о ком она читала канон Паисию Великому. Многих она вымаливала из ада, а может быть, и все за кого молилась.

Окружающие стали замечать, что по ее молитве люди получают утешение, исцеление и всякую помощь в своих нуждах. К матушке Наталии стали ходить и ездить посетители, как всегда ходят к тому, от кого получают реальную помощь. Люди приходили с разными неутешными скорбями: у кого-то случилось горе, несчастье или другие незначительные проблемы, не смог устроиться на работу…

Придя к матушке однажды, невозможно было уже туда не ходить, она становилась тебе самым родным, близким человеком. Очень трудно описать словами, какая она была доброжелательная, мягкая, теплая, всех жалеющая и всем сочувствующая. Она как бы жила в твоей душе и поэтому каждый из нас думал, что матушка любит тебя особенно.

Невозможно о ней вспомнить без умиления, она была как агница, такая кроткая и очень смиренная. Встречала людей сидя на полу со сложенными на коленях маленькими, совсем детскими ручонками. Миловидное умиротворенное лицо ее было всегда наклонено к полу. Голосок такой нежный, певучий, часто на голове повязано несколько платков, уши заложены ватными тампонами. А на теле несколько кофточек, потому что она сильно замерзала. Говорила: "Даже щеки мерзнут". Но несмотря на такой слой одежды, выглядела всегда опрятно. …

Много раз Господь продляет матушке дни земной жизни - чтобы молиться за умерших. Каждый день к ней приходили их души и просили молитв. Иногда их собиралось полный дом. Однажды видит как бы во сне: много-много людей, полная улица, в огороде, в хлеву и в навозе лежат, даже не шевелятся. У мамы спрашивает: "Почему эти люди так лежат?". Она ей говорит: "Ты их всех сводишь в баню". Через два года снова видит: они все стоят и ходят, столько их много. Своей племяннице матушка сказала, что вымолила из ада 7 колен.

Матушке было еще 6-7 лет. Мама ей говорит "Нина, ты за усопших молись. Если за усопших будешь молиться, долго жить будешь". Она ей отвечает: "А я ведь никого не знаю". Тогда мать стала называть ей имена своих родственников и друзей – умерших. Так по благословению своей матери матушка с малых лет начала молиться об умерших. Родные все у нее тогда еще были живы, молилась за совсем незнакомых ей людей.

Мама, бабушка, дядя - все были в аду. Матушка их всех вымолила и видела в райских селениях. Про свою маму она говорила, что в таком страхе Божьем жила всю жизнь и все равно попала в ад - за то, что не любила свекровь. Долго молила за брата Леонида, который умер без покаяния. Он все у матушки есть просил, в последнее время и его увидела в хорошем месте.

За прабабушку молилась, не знала имени и в молитве спрашивала, как ее зовут. И видит ее года за два перед смертью в такой маленькой комнатушке, так живет - мучается - бес ее мучает. Спрашивает: "Зачем ты отсюда не выходишь?" "На замок, - говорит, - закрыта, не могу отсюда выйти". Спросила: "Как зовут?" "Анна", - говорит. Вот лет 200 уже, как она в земле, и только недавно матушка ее вымолила, так она обрадовалась. За всю деревню молилась, а усопшую из одного дома записать забыла. Из этого дома пришла к ней умершая и говорит: "Почему ты меня не поминаешь?". Матушка сразу записала и стала о ней молиться.

Много-много людей видела матушка, как они из огня геенского выходили, прямо горящие, изо всяких мест мучения. Многие приходили к ней домой благодарить. Бесы за это страшно пугали ее по-разному. Раза четыре в нее стреляли. Матушка их очень боялась, но ради Господа терпела все. И никогда из-за страха не прекращала борьбу с врагом человечества….»

Зоя Батырева. "Жизнеописание матушки Наталии: Воспоминания о монахине Наталии, в миру Нине Михайловне Бурановой"
http://2001-7.izhiza.ru/2001_7/rubrikator/lichnost/natalia.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
**Корица**
застенчивый папа
застенчивый папа


На сайте с 24.02.15
Сообщения: 36

СообщениеДобавлено: Вт Июл 11, 2017 21:15     Ответить с цитатой

«..Аналогичный рассказ есть в житии подвижницы, почившей уже в нашем XX веке, монахини Афанасии (Анастасии Логачевой): "В свое время она предприняла молитвенный подвиг за своего родного брата Павла, в пьяном виде удавившегося. Пошла первоначально к Пелагее Ивановне блаженной , жившей в Дивеевском монастыре, посоветоваться, что бы ей сделать для облегчения загробной участи своего брата, несчастно и нечестиво окончившего свою земную жизнь. На совете решено было так: затвориться Анастасии в своей келье, поститься и молиться за брата, каждодневно прочитывать по 150 раз молитву: Богородице, Дево, радуйся... По истечении сорока дней ей было видение: глубокая пропасть, на дне которой лежал как бы кровавый камень, а на нем - два человека с железными цепями на шее и один из них был ее брат. Когда она сообщила о сем видении блаженной Пелагее, то последняя посоветовала ей повторить подвиг. По истечении вторично 40 дней, она увидела ту же пропасть, тот же камень, на котором были те же два лица с цепями на шее, но только брат ее встал, походил около камня, опять упал на камень, и цепь оказалась на шее его. По передаче сего видения Пелагее Ивановне, последняя посоветовала в третий раз понести тот же подвиг. Через 40 новых дней Анастасия увидела ту же пропасть и тот же камень, на котором находился уже только один неизвестный ей человек, а брат ее уходил от камня и скрылся; оставшийся на камне говорил: "хорошо тебе, у тебя есть на земле сильные заступники". После сего, блаженная Пелагея сказала: "Твой брат освободился от мучений, но не получил блаженства".

Подобных случаев много в житиях православных святых и подвижников. Если кто-то склонен к излишнему буквализму в отношении этих видений, то следует, наверное, сказать, что конечно, формы, которые принимают эти видения (обычно во сне), - не обязательно "фотографии" того, в каком положении находится душа в ином мире, но, скорее, образы, передающие духовную правду об улучшении состояния души по молитвам оставшихся на земле.»
https://sv-alexey.jimdo.com/%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5/%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%BE-%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B4%D1%83%D1%88%D1%83/
……………………………………


" Зинаида Владимировна Жданова (у которой проживала Матронушка [Московская] с 1941 по 1949 годы) вспоминает: прибегает Анна Георгиевна к Матушке и рассказывает, что умерла ее сестра Наталья, она ее похоронила, а на сороковой день увидела сестру в сне и та ей сказала: "Вот, ты меня всегда ругала, что я много трачу времени, без конца записываю умерших, записываю знакомых и незнакомых. А когда я проходила мытарства, я прошла их как стрела. Отовсюду неслись вопли: "Господи, помилуй Наталью, она нас поминала!".
Казалось бы, малое дело подать записочку об упокоении усопших, а душа спаслась любовью к ближним."
http://svmatrona.ru/content/o-pominovenii-usopshih
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение             
 
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему       Форумы -> Работа. Отдых. Общие вопросы -> О вере Часовой пояс: GMT + 7
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Удалить куки, установленные форумом

Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Grоuр
Использование материалов возможно только в интернете при наличии гиперссылки на сайт Sibmama.ru и с указанием авторства. За содержание рекламных материалов ответственность несут рекламодатели. Администрация не несет ответственности за сообщения, оставляемые посетителями сайта. Помните, что по вопросам, касающимся здоровья, необходимо консультироваться с врачом.